Медицина в годы ВОВ – врачи армии Советского союза и Германии, подвиги

5 отважных медиков, которые героически проявили себя в годы Великой Отечественной войны

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Михайлов Федор Михайлович

Огромный вклад в победу над фашистскими захватчиками внес Федор Михайлович Михайлов. До начала ВОВ он успел отслужить на флоте, поучаствовать в Гражданской войне и сражении против войск Юденича, закончить мединститут и стать врачом.

В 1941 году г. Славута, где Михайлов работал главврачом, был захвачен немцами. Не дождавшись появления местных подпольщиков, он решил создать собственную партизанскую организацию. Сумев добиться расположения немцев, он стал главврачом «Грослазарета» — лагерной больницы, где содержались раненые пленные солдаты. Именно в них он видел необходимый резерв «бойцов» для противостояния оккупантам. Михайлов создал инфекционный барак, куда помещались тяжелораненые красноармейцы, многих из которых он поставил на ноги. Так как немцы туда почти не заходили, выздоровевших пленных врач тайно переправлял на свободу, а лагерному начальству представлял их как «умерших».

Постепенно Михайлов сумел объединить подпольщиков соседних областей, и организация выросла в масштабное партизанское объединение. Ее участники стали устраивать диверсии, нанося захватчикам ощутимый урон. Немцы, узнав о подпольщиках, сумели вычислить Михайлова и арестовать. Сначала его несколько недель пытали, а когда поняли, что от него ничего не добиться — прилюдно повесили.

Зинаида Туснолобова-Марченко

Одной из выдающихся фигур военной медицины является половчанка Зинаида Михайловна Туснолобова-Марченко. За несколько месяцев до начала войны она вышла замуж, но вскоре ее мужа призвали на передовую. Сама же она тут же отправилась на медицинские курсы, а окончив их — ушла добровольцем на фронт. Несмотря на юный возраст, она на равных с мужчинами отправлялась в бой, на месте оказывая медицинскую помощь пострадавшим и вынося их с поля боя. За 8 месяцев нахождения на фронте Зинаида Туснолобова-Марченко спасла 128 раненных офицеров и солдат.

В феврале 1943 года Туснолобову тяжело ранили, когда она пыталась спасти командира, но не успела, он погиб. Прежде чем потерять сознание, Зинаида успела спрятать секретные бумаги, которые лежали рядом с военачальником. Когда она очнулась, немцы добивали раненых. К ней также подошли и стали бить прикладом по голове, отчего она снова потеряла сознание. Когда Туснолобову доставили в госпиталь, она была сильно обморожена. Из-за начавшейся гангрены врачам пришлось ампутировать ей обе руки и ноги.

Несмотря на полученную инвалидность, муж Зинаиды не бросил ее. Вместе они прожили счастливую жизнь и вырастили двоих детей.

Валерия Осиповна Гнаровская

Валерия Гнаровская родилась в 1923 году в деревне Модолицы (ныне Ленинградская область), окончила школу и собиралась поступать в институт, но ее планам не суждено было сбыться. Когда началась война, она вместе с семьей была эвакуирована в Тюменскую область, село Пеганово. Неоднократно она втайне от матери обращалась в военкомат с просьбой отправиться на передовую, но ей отказывали.

В 1942 году Валерия добилась зачисления в стрелковую дивизию, где окончила курсы медсестер, а после ушла на передовую добровольцем. Когда ее дивизия прибыла на Сталинградский фронт, она первая ринулась в бой, поразив всех своей отвагой и бесстрашием. Гнаровская принимала активное участие в обороне Сталинграда, воевала на Юго-Западном фронте, а также участвовала в Донбасской операции и освобождении Левобережной Украины.

В сентябре 1943 года несколько немецких танков прорвались в тыл советских войск, двинувшись к позициям медсанбата и штаба. Гнаровская не раздумывая схватила связку гранат и бросила их под танк, пожертвовав при этом своей жизнью. За все время пребывания на фронте, Валерия оказала медицинскую помощь более 300 солдатам и командирам. За мужество и героизм ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Буйко Петр Михайлович

Родился Буйко Петр Михайлович в 1895 году, выучился и поступил в петербургскую Военно-фельдшерскую школу. После он работал младшим помощником врача в военном госпитале Николаева.

На фронт Буйко отправился добровольцем в качестве военфельдшера. На захваченной врагами территории, сначала он вынужден был вести частную врачебную практику, а после работать в районной больнице Фастова. В это же время он вел партийную деятельность. Вместе с бежавшей из плена медсестрой, Буйко организовал подпольную организацию и партизанские отряды в соседних селах. На немецкой бирже труда он был одним из участников медицинской комиссии, что позволило ему вмешаться в мобилизацию пленных в Германию. Для этого он выписывал больным ложные диагнозы.

В 1943 году деятельность Буйко раскрыли, и он ушел к партизанам. В этом же году отряд попал под облаву немцев и врача арестовали. В течение двух суток его мучили и истязали, но он ни в чем не признавался. Не получив никаких ответов, немцы учинили над ним жестокую расправу. На глазах у местных жителей Буйко вместе с тремя заложниками облили бензином и сожгли заживо.

Георгий Синяков

Чуть менее известным военным медиком является Георгий Синяков. Несмотря на это, его вклад в борьбу над немецкими захватчиками бесценен. В 1928 году он окончил медуниверситет Воронежа, после чего более десяти лет заведовал отделением городской больницы.

В начале войны врач ушел на фронт хирургом медико-санитарного батальона. Вскоре он оказался с раненными бойцами в плену у немцев. Пройдя через несколько концлагерей, Синяков был отправлен в Кюстринский лагерь смерти, где начал оперировать раненых военнопленных. Весть о гениальном докторе быстро вышла за пределы лагеря и немцы стали привозить к Синякову своих родственников. Добившись расположения гестаповцев, Георгий смог свободно передвигаться по территории концлагеря, а дополнительно полученный пай — делить между другими заключенными. Вскоре врач возглавил подпольное формирование и стал помогать организовывать побеги.

Синяков разработал мазь, которая хорошо заживляла раны, но с виду оставляла их свежими. Так, вылечив тяжелораненых, он делал вид, что лекарства совсем не помогают, а потом устраивал немцам «показательные смерти». В числе его пациентов оказались сотни спасенных солдат, в том числе и известная летчица Егорова-Тимофеева. После освобождения из плена врач около 15 лет работал ведущим хирургом медсанчасти на тракторном заводе Челябинска.

Читайте также:
Первая русская революция 1905-1907 гг. ☑ причины и предпосылки, этапы и основные события, задачи и итоги кратко, последствия, участники, список партий в годы революции

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Подвиг медиков в годы Великой Отечественной Войны

Сложно переоценить вклад медиков в победу во время Великой Отечественной Войны. Каждый советский человек старался приложить максимум усилий, чтобы прогнать фашистский захватчиков с Родной земли. Врачи и медицинский персонал не стали исключением. С первых дней войны они спасали бойцов, не жалея себя. Вытаскивали раненых с поля боя и оперировали по нескольку суток без сна — все это ради достижения одной цели. Победы.

Начало Великой Отечественной Войны не застало медиков врасплох. Предшествующие военные действия на Дальнем Востоке и в Монголии заставило серьезно задуматься о подготовке к войне. Еще в 1933 году в Ленинграде состоялась первая конференция военно-полевой хирургии СССР. На ней обсуждались вопросы хирургической обработки ран, переливания крови, травматического шока и т.д. В период с 1940 по 1941 года были разработаны документы, регулирующие медицинскую деятельность во время боевых действий. Среди них “Тезисы по санитарной тактике”, “Наставление по санитарной службе в Красной Армии” и инструкции по неотложной хирургии.

Когда ситуация в мире начала накаляться, Н.Н. Бурденко инициировал подбор материалов к составлению инструкций и указаний по военно-полевой хирургии:

“У нас существуют десятки хирургических школ и направлений. В случае войны может возникнуть разброд в организации медицинской помощи и методах лечения раненых. Этого допустить нельзя.”

Автор фотографии: Леонид Доренский/ТАСС

Озаботившись подобным заявлением, с 1941 года преподаватели стали обучать студентов основам военно-полевой хирургии. Новое поколение врачей изучало технику гипсования, скелетное вытяжение, переливание крови и первичную обработку ран. 9 мая 1941 года был введен в действие “Сборник положений об учреждениях санитарной службы военного времени”. Таким образом, к началу Великой Отечественной Войны медицинское обеспечение войск имело вполне сложившуюся систему.

Сразу после начала войны на фронт были отправлены самые опытные военно-полевые хирурги и высококвалифицированных медицинские сестры. Но вскоре очередь дошла и до резерва. Рук не хватало. Врач В.В. Кованов вспоминает:

“В июле 1941 года мне предложили выехать на сортировочный эвакогоспиталь, расположенный в Ярославле, где я должен был занять должность ведущего хирурга.”

Особую роль в системе оказания медицинской помощи играли госпитали глубокого тыла. В городах они развертывались с расчетом на быстрое рассредоточение раненых по специализированным учреждениям. Это способствовало быстрейшему выздоровлению раненых и возвращению их в строй. Одним из таких пунктов был город Казань.

Мало пишут о подвиге врачей этих госпиталей. Оперировали они ежедневно без выходных. Только заканчивалась одна операция, как за ней следовала другая. Если же хирургов в городе не хватало, то врачам приходилось перемещаться от одного госпиталя к другому, чтобы провести следующую операцию. Небольшой перерыв для них был за радость, а о выходных можно было только мечтать.

Весь 1941 год медикам приходилось тяжело. Сказывалось отсутствие практического опыта и отступление советских войск. Только в начале 1942 года ситуация стабилизировалась. Система доставки, распределения и лечения раненых была налажена должным образом.

За год военных действий была выявлена необходимость информирования медиков о развитии боевых действий. Поэтому осенью 1942 года был издан приказ № 701. Санитарных начальников должны были систематически и своевременно ориентировать в изменении боевой обстановки. Опыт первого года войны позволил наметить пути совершенствования военной медицины страны.

Около половины всего медицинского персонала Вооружённых сил в годы Великой Отечественной Войны составляли женщины. Значительная часть из которых были санинструкторы и медицинские сестры. Находясь на передовой, они сыграли особую роль в оказании помощи раненым бойцам. С первых дней войны девушки вытаскивали солдат с того света, не жалея себя. Так, 1 августа 1941 года в вечернем сообщении Совинформбюро было сообщено об отличившихся медицинских сестрах. О М. Куликовой, спасшей танкиста, несмотря на собственное ранение. О К. Кудрявцевой и Е. Тихомировой, которые шли в одном строю с бойцами и под огнём оказывали помощь раненым. Десятки тысяч девушек, овладев медицинскими знаниями, пошли в полевые госпитали и больницы спасать советских солдат. П.М. Попов бывший бронебойщик вспоминает:

“. Бывало, еще идёт бой, рвутся мины, свистят пули, а по передовой, в траншеях и окопах уже ползают девушки с санитарными сумками на боку. Ищут раненых, стараются быстрее оказать первую помощь, укрыть в безопасном месте, переправить в тыл.”

Подвиг медиков в годы Великой Отечественной Войны сложно описать в одной статье. И совершенно невозможно перечислить всех поименно. В данной статье мы расскажем лишь о маленькой доле тех подвигов, которые совершили девушки. Раскрыть же историю жизни как можно большего числа Героинь мы постараемся в отдельных статьях.

Первая о ком хотелось бы рассказать — это Тамара Калнин. 16 сентября 1941 года медсестра проводила эвакуацию раненых в госпиталь. По дороге санитарную машину обстрелял фашистский самолёт. Шофёр был убит, машина загорелась. Тамара Калнин вытащила всех раненых из машины, получив серьёзные ожоги. Добравшись пешком до медсанбата, она доложила о случившемся и сообщила о местонахождении раненых. Позже Тамара Калнин умерла от ожогов и заражения крови.

Зоя Павлова — санинструктор роты разведки. В феврале 1944 года выносила раненых с поля боя, укладывая их в воронку. При очередном заходе Зоя Павлова заметила, что к воронке подходят немцы. Поднявшись во весь рост санинструктор метнула в них гранату. Зоя Петрова погибла. Но раненые солдаты в воронке были спасены.

И третья Героиня Валерия Гнаровская. Осенью 1943 года велись бои на берегу Днепра. Немцы были выбиты из деревни Вербовая. Рота солдат выдвинулась из деревни, но попала под пулеметный огонь. Гитлеровцы отступили, но среди советских солдат было много убитых и раненых. Разбив для раненых палатки перед отправкой в госпиталь, войска двинулись дальше. С ранеными осталась Валерия Гнаровская. На рассвете ждали машины с красным крестом, но с восходом солнца из тыла появился фашистский танк “тигр”. Гнаровская, не долго думая, собрала у раненых сумки с гранатами. Увешанная ими, она кинулась под гусеницы. Валерия погибла, но ценой собственной жизни спасла 70 раненых бойцов.

Читайте также:
Конфликт Израиля и Палестины в наши дни

За годы войны благодаря медицинскому персоналу в строй вернулись более 70% раненых и более 90% больных бойцов. 116 тыс. медиков были награждены орденами и медалями. 47 из них стали Героями Советского Союза, 17 из которых были женщинами.

Подвиг медиков в годы Великой Отечественной Войны

Сложно переоценить вклад медиков в победу во время Великой Отечественной Войны. Каждый советский человек старался приложить максимум усилий, чтобы прогнать фашистский захватчиков с Родной земли. Врачи и медицинский персонал не стали исключением. С первых дней войны они спасали бойцов, не жалея себя. Вытаскивали раненых с поля боя и оперировали по нескольку суток без сна — все это ради достижения одной цели. Победы.

Начало Великой Отечественной Войны не застало медиков врасплох. Предшествующие военные действия на Дальнем Востоке и в Монголии заставило серьезно задуматься о подготовке к войне. Еще в 1933 году в Ленинграде состоялась первая конференция военно-полевой хирургии СССР. На ней обсуждались вопросы хирургической обработки ран, переливания крови, травматического шока и т.д. В период с 1940 по 1941 года были разработаны документы, регулирующие медицинскую деятельность во время боевых действий. Среди них “Тезисы по санитарной тактике”, “Наставление по санитарной службе в Красной Армии” и инструкции по неотложной хирургии.

Когда ситуация в мире начала накаляться, Н.Н. Бурденко инициировал подбор материалов к составлению инструкций и указаний по военно-полевой хирургии:

“У нас существуют десятки хирургических школ и направлений. В случае войны может возникнуть разброд в организации медицинской помощи и методах лечения раненых. Этого допустить нельзя.”

Автор фотографии: Леонид Доренский/ТАСС

Озаботившись подобным заявлением, с 1941 года преподаватели стали обучать студентов основам военно-полевой хирургии. Новое поколение врачей изучало технику гипсования, скелетное вытяжение, переливание крови и первичную обработку ран. 9 мая 1941 года был введен в действие “Сборник положений об учреждениях санитарной службы военного времени”. Таким образом, к началу Великой Отечественной Войны медицинское обеспечение войск имело вполне сложившуюся систему.

Сразу после начала войны на фронт были отправлены самые опытные военно-полевые хирурги и высококвалифицированных медицинские сестры. Но вскоре очередь дошла и до резерва. Рук не хватало. Врач В.В. Кованов вспоминает:

“В июле 1941 года мне предложили выехать на сортировочный эвакогоспиталь, расположенный в Ярославле, где я должен был занять должность ведущего хирурга.”

Особую роль в системе оказания медицинской помощи играли госпитали глубокого тыла. В городах они развертывались с расчетом на быстрое рассредоточение раненых по специализированным учреждениям. Это способствовало быстрейшему выздоровлению раненых и возвращению их в строй. Одним из таких пунктов был город Казань.

Мало пишут о подвиге врачей этих госпиталей. Оперировали они ежедневно без выходных. Только заканчивалась одна операция, как за ней следовала другая. Если же хирургов в городе не хватало, то врачам приходилось перемещаться от одного госпиталя к другому, чтобы провести следующую операцию. Небольшой перерыв для них был за радость, а о выходных можно было только мечтать.

Весь 1941 год медикам приходилось тяжело. Сказывалось отсутствие практического опыта и отступление советских войск. Только в начале 1942 года ситуация стабилизировалась. Система доставки, распределения и лечения раненых была налажена должным образом.

За год военных действий была выявлена необходимость информирования медиков о развитии боевых действий. Поэтому осенью 1942 года был издан приказ № 701. Санитарных начальников должны были систематически и своевременно ориентировать в изменении боевой обстановки. Опыт первого года войны позволил наметить пути совершенствования военной медицины страны.

Около половины всего медицинского персонала Вооружённых сил в годы Великой Отечественной Войны составляли женщины. Значительная часть из которых были санинструкторы и медицинские сестры. Находясь на передовой, они сыграли особую роль в оказании помощи раненым бойцам. С первых дней войны девушки вытаскивали солдат с того света, не жалея себя. Так, 1 августа 1941 года в вечернем сообщении Совинформбюро было сообщено об отличившихся медицинских сестрах. О М. Куликовой, спасшей танкиста, несмотря на собственное ранение. О К. Кудрявцевой и Е. Тихомировой, которые шли в одном строю с бойцами и под огнём оказывали помощь раненым. Десятки тысяч девушек, овладев медицинскими знаниями, пошли в полевые госпитали и больницы спасать советских солдат. П.М. Попов бывший бронебойщик вспоминает:

“. Бывало, еще идёт бой, рвутся мины, свистят пули, а по передовой, в траншеях и окопах уже ползают девушки с санитарными сумками на боку. Ищут раненых, стараются быстрее оказать первую помощь, укрыть в безопасном месте, переправить в тыл.”

Подвиг медиков в годы Великой Отечественной Войны сложно описать в одной статье. И совершенно невозможно перечислить всех поименно. В данной статье мы расскажем лишь о маленькой доле тех подвигов, которые совершили девушки. Раскрыть же историю жизни как можно большего числа Героинь мы постараемся в отдельных статьях.

Первая о ком хотелось бы рассказать — это Тамара Калнин. 16 сентября 1941 года медсестра проводила эвакуацию раненых в госпиталь. По дороге санитарную машину обстрелял фашистский самолёт. Шофёр был убит, машина загорелась. Тамара Калнин вытащила всех раненых из машины, получив серьёзные ожоги. Добравшись пешком до медсанбата, она доложила о случившемся и сообщила о местонахождении раненых. Позже Тамара Калнин умерла от ожогов и заражения крови.

Читайте также:
Летчики герои Великой Отечественной войны 1941 1945, список

Зоя Павлова — санинструктор роты разведки. В феврале 1944 года выносила раненых с поля боя, укладывая их в воронку. При очередном заходе Зоя Павлова заметила, что к воронке подходят немцы. Поднявшись во весь рост санинструктор метнула в них гранату. Зоя Петрова погибла. Но раненые солдаты в воронке были спасены.

И третья Героиня Валерия Гнаровская. Осенью 1943 года велись бои на берегу Днепра. Немцы были выбиты из деревни Вербовая. Рота солдат выдвинулась из деревни, но попала под пулеметный огонь. Гитлеровцы отступили, но среди советских солдат было много убитых и раненых. Разбив для раненых палатки перед отправкой в госпиталь, войска двинулись дальше. С ранеными осталась Валерия Гнаровская. На рассвете ждали машины с красным крестом, но с восходом солнца из тыла появился фашистский танк “тигр”. Гнаровская, не долго думая, собрала у раненых сумки с гранатами. Увешанная ими, она кинулась под гусеницы. Валерия погибла, но ценой собственной жизни спасла 70 раненых бойцов.

За годы войны благодаря медицинскому персоналу в строй вернулись более 70% раненых и более 90% больных бойцов. 116 тыс. медиков были награждены орденами и медалями. 47 из них стали Героями Советского Союза, 17 из которых были женщинами.

Спасённые от смерти: как работала медицина в годы войны

Сегодня расскажем о том, как была устроена система военно-медицинской помощи Красной Армии в годы Великой Отечественной войны

За четыре года войны военные медики вернули в строй более 17 миллионов раненых и больных. Чтобы представить себе масштаб этого подвига, достаточно сказать, что средняя численность РККА в 1941-1945 годах составляла порядка 5 млн человек, и значит, стараниями военной медицины в войска вернулось три Красных Армии! Эти усилия не остались незамеченными: в военные годы звания Героя Советского Союза удостоены 44 медицинских работника и 285 медиков награждены орденом Ленина. А всего в ходе Великой Отечественной войны орденами и медалями были награждены свыше 115 тысяч сотрудников системы военно-медицинской помощи РККА, которая была достаточно непростой по своей структуре.

Медсестры готовят раненого к переливанию крови в полевом подвижном госпитале

Помоги, сестричка!

К началу Великой Отечественной войны система полевой медицинской помощи РККА претерпела несколько трансформаций, обусловленных опытом тех войн и военных конфликтов, которые она вела после окончания Гражданской войны. Скажем, тот же медсанбат, или медико-санитарный батальон, появился только в 1935 году, придя на смену существовавшим в дивизиях трем отрядам разного медицинского профиля. Или, например, подвижные дивизионные госпитали – их не существовало во время конфликта на Халхин-Голе, они появились во время Советско-финской войны 1939-40 годов.

По сути, всю систему медпомощи РККА в годы войны можно разделить на четыре элемента: первичная медицинская база в подразделениях и соединениях, госпитальная база тыла армии, госпитальная база тыла фронта и госпитальная база тыла страны. И медсанбаты, как и санинструкторы, относились как раз к первичной медицинской базе. Но первичная — не значит беспомощная! Как не раз отмечали лучшие военные врачи, именно на эти подразделения ложилась главная задача медслужбы РККА – сортировка раненых, поступающих с поля боя, и оказание им первой доврачебной помощи.

Женщины-медики делают перевязку раненому в вагоне военно-санитарного поезда №111 по пути в тыловой эвакогоспиталь

Самую первую помощь раненый красноармеец получал от бойцов санитарного отделения. Их было пятеро на восемь десятков бойцов и офицеров обычной стрелковой роты. Первоначально по штату на санотделение полагался всего один пистолет, которым вооружался командир отделения, как правило, в звании сержанта. Только в ходе войны все санитары и санитарки (доля женщин в этом звене медслужбы составляла 40%) получили личное оружие.

Но санитарное отделение могло оказать только самую необходимую и простую первую помощь раненым товарищам, поскольку из медицинского оборудования в его распоряжении были лишь сумки санинструктора (он же командир отделения) и санитаров, чаще — санитарок. Впрочем, большего от ротных медиков и не требовалось: их главной задачей была организация эвакуации раненых. Обнаружив бойцов, получивших ранения, красноармейцы санитарной роты обязаны были оценить вид ранения и степень его тяжести, оказать первую доврачебную помощь и вытащить с передовой в тыл роты, туда, где по уставу должны были быть подготовлены так называемые «гнезда раненых». А после этого санитарное отделение должно было вызвать санитаров-носильщиков и санитарный транспорт, чтобы раненых как можно быстрее доставили в батальонный медпункт.

Раненые красноармейцы Северо-Западного фронта слушают патефон в вагоне санитарного поезда

Примерно такими же были обязанности санитарного взвода батальона, в составе которого воевали семь бойцов — три санинструктора и четыре санитара — под командованием офицера-военфельдшера. Их медицинский инструментарий был шире, чем у санотделения, но ненамного, поскольку задача оставалась прежней: как можно быстрее отправить раненого в ближайший тыл, где ему смогут оказать первую врачебную помощь. А этим занимался полковой медицинский пункт (ПМП), который разворачивала на расстоянии от двух до пяти километров от передовой санитарная рота полка. Здесь уже были настоящие врачи — четыре офицера (в том числе старший врач полка), а также одиннадцать фельдшеров и четыре десятка санинструкторов и санитаров.

Нас везут в медсанбат…

Именно на полковых медпунктах шла первичная сортировка раненых по тяжести ранений и их виду. От этого зависел дальнейший путь попавших сюда красноармейцев и офицеров. Те, кто получил самые легкие ранения, могли и не отправляться еще глубже в тыл, они получали первую врачебную помощь и возвращались в свои подразделения. Тем же, кому требовалась квалифицированная медпомощь, чаще всего хирургическая, предстояла дорога дальше, в тот самый медсанбат — последнее и самое, наверное, главное звено первичной медицинской базы Красной Армии.

Читайте также:
Первобытное общество ℹ кратко об истории развития, периодизация, виды, общая характеристика этапов, главные особенности и признаки строя, формы и черты организации

Персонал военно-санитарного поезда загружает раненых для отправки в тыловые эвакогоспитали, 1945 год

Медсанбаты не случайно называли «главной хирургической»: именно тут, в дивизионном тылу (а штатно медико-санитарный батальон входил в состав именно дивизии), на дивизионном медицинском пункте, раненые получали квалифицированную хирургическую помощь. По послевоенным обобщенным данным, на дивизионных медпунктах оперировали почти три четверти всех раненых!

Впрочем, далеко не всегда у врачей медсанбата была возможность оперировать в полевых условиях. Зачастую во время наступления, при котором санитарные потери всегда оказываются выше, на стол попадал только каждый шестой или седьмой раненый из тех, кто нуждался в срочной хирургической помощи. А остальных приходилось при первой же возможности отправлять дальше, в армейский тыл, где действовали хирургические полевые подвижные госпитали. А здесь, на дивизионном медпункте, в 6-10 километрах от передовой, ненадолго задерживались только те, кто получил легкие ранения, требующие госпитального лечения в пределах 10-12 дней. Такие бойцы попадали в сформированные при каждом медсанбате команды выздоравливающих легкораненых, каждая из которых насчитывала до 100 человек, и уже через полмесяца возвращались в свои подразделения.

Эвакуация раненых с помощью специально модифицированного самолет У-2

Об особой роли полковых медпунктов и дивизионных медсанбатов в системе медпомощи Красной Армии говорит и такой факт: эффективность и организованность армейской медицинской службы оценивались по времени, которое проходило с момента ранения до поступления раненого в ПМП и в медико-санитарный батальон. В первый бойца требовалось доставить не позднее чем через шесть часов после получения ранения, а во второй — в течение двенадцати часов. В эти сроки к полковым и дивизионным медикам должны были попасть все без исключения раненые, а если этого не происходило, то подобное считалось свидетельством недостатков в системе организации медицинской помощи на поле боя. А вообще военные медики считали, что наилучшие прогнозы дает помощь, оказанная раненому в медсанбате в течение шести-восьми часов после ранения.

… И дальше в тыл

Но медсанбат не был и не мог быть настоящим госпиталем: в его задачи не входило вылечивание раненых – только квалифицированная помощь им и сортировка, от которой зависело, в каком госпитале бойцы окажутся в итоге. А вариантов тут могло быть много: если врачам медико-санитарных батальонов приходилось иметь дело со всеми видами ранений и заболеваний, то госпитальная помощь оказывалась по медицинской специализации. И это хорошо проявлялось уже на втором – армейском этапе системы медицинской помощи РККА, то есть в полевых подвижных госпиталях.

Санинструктор санитарного отделения стрелковой роты делает перевязку раненому бойцу

В этих госпиталях оперировали каждого пятого раненого, и неудивительно, что подавляющее число пациентов были хирургическими. Вторыми по распространенности были инфекционные полевые подвижные госпитали, а дальше разного рода специализированные — офтальмологические, челюстно-лицевые, терапевтические и так далее. Здесь же, в тылах армий можно было встретить и так называемые эвакуационные, или сокращенно эвакогоспитали. Эпитет «эвакуационный» в данном случае означает, что в этот госпиталь раненых приходилось эвакуировать из тыла дивизий и армий, а сами госпитали не занимались эвакуацией. Напротив, эвакогоспитали, как правило, даже не имели своего санитарного транспорта. Но именно в эвакогоспиталях лечились те, кому не смогли помочь дивизионные или полковые медики. И именно эвакогоспитали чаще всего подразумеваются, когда речь заходит о бойцах, оказавшихся в тыловых госпиталях.

На уровне тыла армии происходила окончательная сортировка раненых по тяжести ранений. Легкие отправлялись в сформированные при каждой армии батальоны выздоравливающих легкораненых. В армейские эвакогоспитали попадали тяжелораненые, которые нуждались в срочной госпитализации, а также те, которым требовалось специальное лечение, легкораненые, которым на выздоровление и возвращение в строй нужно было не больше месяца. Остальных отправляли глубже в тыл, и потому подавляющее большинство эвакогоспиталей располагались на третьем и четвертом госпитальных этапах — в тылах фронта или составе медицинской базы страны.

Санитары полевого подвижного госпиталя принимают раненых солдат, доставленных из медсанбата

Среди эвакуационных госпиталей третьего – фронтового – этапа могли быть как госпитали общего профиля, имеющие несколько специализированных отделений, так и госпитали, имеющие собственную специализацию. Во фронтовом тылу делали гораздо более сложные операции, чем в армейском, и тем более дивизионном, но и число их было невелико: порядка 7% от общего количества. Но все-таки, как правило, совсем специализированные лечебные учреждения для раненых бойцов и офицеров Красной Армии располагались еще глубже в тылу — в составе госпитальной базы страны. Именно в них проводились самые сложные операции (их число составляло около 0,9% от общего), именно в таких медучреждениях получали лечение те, кто нуждался в особо сложных процедурах, редких медикаментах или в сложной медицинской технике.

Процент возвращения в строй раненых из эвакогоспиталей фронтовой базы, а также из госпитальной базы страны был заметно меньше, чем из госпиталей армейского тыла. И это закономерно: сюда попадали самые трудные пациенты, которым нужно было прежде всего сохранить жизнь, а возвращение таких раненых в строй было уже второстепенной задачей. Однако и с нею врачи и персонал эвакогоспиталей справлялись достаточно успешно. Но, как правило, чем глубже в тылу располагался госпиталь, тем меньше был процент вернувшихся из него в строй.

Санитарка санитарного отделения оказывает первую помощь раненому красноармейцу

Научно-исследовательская работа «Роль медицинских работников в годы Великой Отечественной войны»

1. Советская медицина в годы Великой Отечественной войны ………..…….4

1.1 Проблемы, возникшие перед медициной в начале войны.

1.2 Основные задачи советского здравоохранения в годы ВОВ.

2. Мужество и отвага медицинских работников ………………….…………. 8

2.1 Медицина на службе фронта

2.2. Героические будни медиков в тылу

3. Вклад самарских медицинских работников в достижение Победы в годы

Великой Отечественной войны…………………………………………. …..9

Маршал Советского Союза И.Х Баграмян после завершения войны написал: «То, что сделано советской военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быт названо подвигом. Для нас ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности».

Читайте также:
Правление Рюрика - политика князя, события, биография, итоги

Жестокая и губительная Великая отечественная Война, унесшая десятки и сотен тысяч жизней отразилась на истории всего мира, и стала одним из самых крупных военных конфликтов всех времен и народов. В ней действительно принимали участие практически все жители нашей страны, кто-то воевал и участвовал в жестоких и кровопролитных сражениях с жестоким и многочисленным врагом. А кто-то, не разгибаясь, работал в тылу, создавая новую боевую технику, патроны и оружие, производя продовольствие и отправляя их на передовую, не оставляя себе ровным счетом ничего.

Но, пожалуй, никто не сможет поспорить с тем, что медицинские работники находились в уникальном положении. Под ураганным огнем врага они выносили с поля боя раненых, оказывали помощь, эвакуировали в медсанбаты, отправляли в тыл.

В период Великой Отечественной войны в армии и на флоте находилось более 200 тысяч врачей, свыше 500 тысяч фельдшеров, медицинских сестер, санинструкторов и санитаров, многие из которых погибли в огне боев.

Более того, количество пострадавших и нуждающихся в неотложной помощи было так велико, что врачам и медсестрам приходилось работать и на фронте и в тылу без передышки несколько суток подряд. Их подвиги в военные годы неповторимы.

По истории Великой Отечественной войны написано множество научных исследований, монографий, художественных произведений. Часто, говоря о героизме советских солдат на фронте, о тружениках тыла, мы забываем о тех, кто незримо приближал нашу Победу – о медицинских работниках, врачах, медсестрах.

Тема: Роль медицинских работников в годы Великой Отечественной войны

Цель: раскрыть вклад медицинских работников в Победу над врагом нашей Родины.

1. показать проблемы, возникшие перед советской медициной в начале Великой Отечественной войны.

2. изучить основные задачи советского здравоохранения в годы войны.

3. раскрыть особенности организации медицинской помощи на фронте и в тылу

4. показать вклад медицинских работников города Самары в достижение Великой Победы

Объект исследования: медработники в годы войны

Предмет исследования: деятельность медицинской службы в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

При работе над темой были использованы и изучены: статья Б.Р. Гайдара «Роль медиков в Великой Отечественной войне», книга В.В. Кованова «Солдаты бессмертия», Жукова Г.К. «Воспоминания и размышления. Великая Отечественная война» и др.

Энциклопедия Самарской области, «Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны» Документы и материалы, очерк «Самара и Самарская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945» Храмков Л. В. и Храмкова Н. П. и др.

1.Советская медицина в годы Великой Отечественной войны.

1.1 Проблемы, возникшие перед медициной в начале войны.

С первых дней войны медицинская служба испытывала серьезные трудности, ощущался резкий дефицит в средствах, не хватало кадров. Значительная часть мобилизационных материальных и людских ресурсов здравоохранения, составлявшая 39,9% от всего количества врачей и 35,8% от численности больничных коек, находилась в западных областях Советского Союза и уже в первые дни войны была захвачена наступающими частями противника. Большие потери несла медицинская служба непосредственно на поле боя. Более 80% всех ее санитарных потерь приходилось на рядовой и сержантский состав, то есть на передовое звено, действовавшее на линии фронта.

Враг продолжал стремительно наступать, шли ожесточенные бои. Необходимо было в короткий срок организовать медицинскую помощь на фронте и в тылу.

Перед войной были предприняты меры по укреплению военно-медицинской службы. Однако многое сделать не успели. Медицинская служба не располагала необходимыми медицинскими частями и учреждениями, транспортом, кадрами.

Основное внимание в начале войны руководство медицинской службы было направлено на осуществление быстрейшего развёртывания медицинских частей и учреждений для действующей армии.

Главное военно-санитарное управление Красной Армии (ГВСУ КА) направило на наиболее ответственные участки фронта своих представителей для оказания помощи и руководства формированием и работой медицинских частей и учреждений. Развёртывание медицинской службы, укомплектование действующей армии всем необходимым осуществлялись в тесном контакте и сотрудничестве с Главным военно-санитарным управлением и Наркомздравом СССР.

Одним из трудных вопросов стало укомплектование медицинской службы действующей армии медицинскими кадрами.

К началу войны отмечался значительный некомплект медицинского состава, особенно таких категорий, как врачи-специалисты, и в первую очередь хирурги, операционные сёстры, санитары, санитарные инструкторы. На Западном фронте, например, общий некомплект врачебного состава на 12 июля 1941г. составил 50%.

Требовалась срочная переподготовка специалистов, не каждый гражданский доктор мог быть «полноценным полевым врачом». Для медицинского военного госпиталя необходимо минимум три хирурга, но в годы начала войны это было невозможно, на обучение врача требовалось более года. Основной «кузницей кадров» для военно-медицинской службы являлась Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова (ВМедА). Кроме того, чтобы решить вопрос с нехваткой медицинских работников организуются курсы подготовки медсестер, санитаров.

Чтобы укрепить войсковое звено медицинской службы Нарком обороны СССР 23.08.41г. подписал приказ №281 «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу». Этот приказ сыграл важную роль в улучшении всей работы по оказанию первой помощи раненым. Он прировнял спасение раненых к боевому подвигу.

Летом и осенью 1941 года в городах и поселках, в санаториях и домах отдыха создавались военные госпитали. В первый год войны нужно было переместить около 2000 эвакогоспиталей дальше в тыл. Эту проблему удалось решить успешно.

Отдельно стоит отметить низкую обеспеченность медиков необходимыми инструментами, медикаментами, оборудованием и даже формой, которая мгновенно пропитывалась литрами свежей крови. Многие медсестры добровольно отдавали собственную кровь, спасая тем самым сотни жизней.

Таким образом, в начале войны медицинская служба испытывала серьезные проблемы. В силу указанных причин медицинская служба войскового звена не могла в полной мере самостоятельно решить задачи по оказанию первой помощи раненым на поле боя и своевременному их выносу и эвакуации.

Читайте также:
Устройство средневекового замка 🏰 план строительства крепости феодала, описание и строение частей дворца, оборона при штурме и осаде

1.2 Задачи здравоохранения в годы ВОВ.

Война, навязанная нам германским фашизмом, принесла неизмеримые бедствия. Гитлеровское нашествие угрожало самому существованию нашей страны, нашего народа, под угрозой уничтожения оказалось все население страны – не только воины на фронтах, но и мирные люди в ближнем и в дальнем тылу. Ликвидировать эту угрозу, не допустить огромных людских потерь было призвано гражданское здравоохранение, действовавшее все годы войны в контакте и тесной взаимосвязи с военно-медицинской службой.

В годы войны главными задачами здравоохранения стали:

1.Помощь раненым и больным войнам;

2.Медицинское обслуживание тружеников тыла;

3.Охрана здоровья детей;

4.Широкие противоэпидемические мероприятия.

Перед медициной в первую очередь стояла задача: «Каждый возвращенный в строй воин – это наша победа. Это победа воинской части, в ряды которой вернулся старый, уже закаленный в сражениях воин».

Борьба за жизнь раненого начиналась сразу на поле боя. Главной причиной их гибели, помимо несовместимых с жизнью травм­, являлся шок и кровопотеря, поэтому нужно было качественно оказать первую медицинскую помощь. Особое внимание уделялось требованию выноса раненых с оружием, что восстанавливало не только человеческий но и военно-технический потенциал Красной армии. Одной из главных задач Наркомздрава СССР была организация лечения раненных воинов.

В стране была создана широкая сеть эвакуационных госпиталей система этапного лечения раненых и больных с эвакуацией по назначению. Основные элементы системы включали в себя четкое и последовательное оказание раненым и больным медицинской помощи, начиная с первой медицинской на поле боя и заканчивая специализированной в госпитальных базах фронта и тыла страны­­.

Необходимо было заботиться и о здоровье детей. Во время эвакуации из прифронтовых областей вывозили в первую очередь детей. Дети, потерявшие родителей, были взяты под особый контроль, принимались меры по организации детского питания. Это сохранило миллионы детских жизней.

В годы войны в связи с эвакуацией, нехваткой жилья, катастрофическим ухудшением условий жизни, голодом открывала “зеленую улицу” эпидемическим болезням.

Осенью и зимой 1941—1942 гг. врачи начали регистрировать увеличение числа больных сыпным тифом, а также дизентерией, брюшным и возвратным тифом; стране грозил настоящий эпидемический “пожар. На путях движения к фронту создавалась разветвленная сеть санитарно-заградительных барьеров. Под постоянным контролем медиков находились железные дороги.

На крупнейших железнодорожных узлах работали санитарно-контрольные, обсервационные и изоляционно-пропускные пункты. Проходящие по железным дорогам поезда и эшелоны систематически проверялись на 275 санитарно-контрольных пунктах. Здесь проводили осмотр поездов, вагонов и пассажиров, осуществляли санитарную обработку, изолировали заболевших и лиц с подозрением на заболевание. Санитарную обработку в специальных санпропускниках прошли более 5 млн человек.

Для предупреждения сыпного тифа использовали прививки разработанной проф. М. К. Кронтовской в 1942 г. сыпнотифозной вакциной. Сыпной тиф был главной угрозой. Серьезной угрозой были и другие инфекционные заболевания. Таким образом на фронте и в тылу было сделано очень многое, чтобы организовать помощь раненым воинам, не допустить возникновения эпидемий, сберечь подрастающее поколение, создать службу охраны здоровья рабочих оборонных предприятий, обеспечить население медицинской помощью.

2. Мужество и отвага медицинских работников

2.1 Медицина на службе фронта

Успехи, достигнутые в лечении раненых и больных, возвращение их в строй и к труду, по своему значению и объему равны выигрышу крупнейших стратегических сражений.

Как выносили раненых с поля боя? На плащ-палатках, собственных плечах, ползком, под бомбежкой, пулеметным и артиллерийским огнем. И первую помощь истекающим кровью оказывали чаще всего под обстрелом.

Тяжелейший труд, в особенности, если учесть, что почти половина санитаров и санинструкторов были женщинами! Несмотря на артиллерийский и минометный обстрел со стороны врага, под треск пулеметов и свист пуль, во время бомбардировок с вражеских самолетов санитар, сандружинница, санинструктор, применяясь к местности и маскируясь, зачастую лежа, оказывали бойцам медицинскую помощь, рискуя своей жизнью. Немало образцов подлинного героизма, бесстрашия и самопожертвования проявили медицинские работники в трудных обстоятельствах, когда речь шла о спасении жизни раненых. Без колебания отдавали они жизнь, если этого требовали интересы раненого, и в любой обстановке, в любых условиях делали все, чтобы спасти раненых. Среди медработников 9 человек повторили подвиг Александра Матросова.

2.2. Героические будни медиков в тылу

Одной из главных задач Наркомздрава СССР была организация лечения раненных воинов. В самом начале войны в стране появились эвакогоспитали, их создавали по принятой в первые дни войны правительственной директиве.

Уже в начале июля 1941 г. медицинская служба имела примерно столько эвакогоспиталей, сколько предусматривалось составленным перед войной планом. А 7 июля 1941 г. Государственный комитет обороны по ходатайству медиков принял решение о создании дополнительных госпиталей, общая вместимость которых более чем в 1,6 раза превышала предвоенный план..

Количество эвакогоспиталей постоянно возрастало: к 1 октября 1941 г. в них насчитывался уже 1 млн мест, а к 1 ноября 1944 г. — почти 2 млн. По постановлению Государственного комитета обороны от 22 сентября 1941 г. обслуживание раненых в тылу возлагалось на гражданских медиков, а на фронте — на военных медиков. Тыловые эвакогоспитали переходили в полное подчинение Наркомздрава СССР, забота о лечении находящихся в них раненых была возложена на гражданских медиков.

В газете «Правда» в передовой статье была поставлена стратегическая задача перед медициной: «Каждый возвращенный в строй воин – это наша победа, это победа, это победа советской медицинской науки». Общий итог деятельности эвакогоспиталей таков: 57,6% раненых возвращены в строй, 4,4% отправлены в отпуск, 36,5% — уволены в запас и демобилизованы, 1,5% умерли. Многое было сделано для медицинского обслуживания рабочих промышленных предприятий, прежде всего оборонных, где работали, как правило, мужчины непризывного возраста, чаще всего подростки, и женщины.

Читайте также:
Ядерное оружие - поражающие факторы, виды взрывов, история

Советские медики в годы Великой Отечественной войны творили чудеса, ставя на ноги раненых бойцов. По статистике, из наших госпиталей в строй повторно возвращалось более 70% поступивших на лечение. Для примера: немецким медикам удавалось возвращать в армию лишь около 40% раненых.
3. Вклад самарских медицинских работников в достижение Победы в годы Великой Отечественной войны

В Куйбышеве в годы Великой отечественной войны было открыто 40 госпиталей, лечились здесь десятки тысяч воинов. 24 июня 1941 года в общежитиях Куйбышевского сельскохозяйственного института, расположенных в поселке Усть-Кинельский, в экстренном порядке был создан первый в нашей области эвакогоспиталь № 1653. (см. приложение 2)

Уже 27 июня в него поступили первые раненые. Под госпиталь была оборудована гостиница «Националь» (ныне «Центральная»), помещение техникума связи, школы. Один из самых крупных в городе — эвакогоспиталь № 5335. Размещался этот госпиталь в корпусах клиник мединститута. Здесь лечилось около 12 тысяч раненых и свыше 7 тысяч больных воинов, в нем было сделано 7906 хирургических операций (см. приложение 2).

В эвакогоспитале № 3999 (см. приложение 3), потерявший в бою ноги летчик Алексей Маресьев лечился и учился ходить на протезах здесь. А потом вернулся в свой полк, начал летать и сбил еще 7 вражеских самолетов. Он стал примером стойкости и мужества для тысяч покалеченных войной солдат. Таким его сделали самарские врачи (см. приложение 3)

Сейчас в санатории имени Чкалова есть памятник сестрам милосердия, они за годы войны вернули в строй 10,5 млн. раненых (см. приложение 4).

Нельзя забыть врачей, медсестер, санитарок, всех тех, кто работал в тылу и помогал вернуться к жизни людям, которые были близки к смерти, они смотрели в лицо смерти. Солдаты, которые лечились в госпиталях, с благодарностью обращались через газеты, не называя фамилий врачей, а только имена и отечества: «Здравствуйте, многоуважаемая мамаша Прасковья Ивановна, не найду высоких благодарственных слов, которые обязан написать Вам; много носили Вы меня на руках; я прошу Вас, мама, берегите себя». Это слова благодарности одной из медсестер эвакогоспиталя.

Их с любовью называли «ангелами», «ласточками», ведь несмотря на усталость они самоотверженно продолжали делать свою работу, спасать раненых днем и ночью, стойко перенося тяготы. Самарские медработники внесли достойный вклад в дело спасения раненых.

4. Помним, чтим, гордимся

Невозможно на словах оценить вклад медицинских работников в дело Победы. На фронте и в тылу было сделано многое, чтобы организовать помощь раненым, сберечь жизнь подрастающему поколению. Благодаря стараниям медицинских работников ни фронт, ни тыл не знали эпидемий.

За годы войны сотни тысяч советских медицинских работников погибло, причем в нашей стране больше, чем в других государствах. (см. приложение 4). До сих пор число погибших и пропавших без вести уточняется. Но светлая память о тех , кто дал нам жить, не должна быть забыта. Самоотверженная деятельность медиков в годы Великой Отечественной войны была высоко оценена. Более 116000 человек личного состава военно-медицинской службы и 30000 тружеников гражданского здравоохранения в годы войны были награждены орденами и медалями, 42 медицинских работника удостоены высшей степени отличия – звания Героя Советского Союза. За достижение отличных результатов во время войны 39 военных госпиталей, 8 медико-санитарных батальонов и ряд других медицинских частей и учреждений награждены орденами. Но высшая оценка подвига советских медиков в годы Великой Отечественной войны – это память потомков, память о людях, живых и тех, чьи жизни были принесены на алтарь Отечества, память о делах, которые они совершили.

В годы Великой Отечественной войны наша медицинская служба понесла серьезные потери. Общие потери составили 210 601 человек, что в десятки раз превышало потери медицинской службы других государств.

Медицинские работники внесли бесценный вклад в победу. На фронте и в тылу, днём и ночью, в неимоверно тяжёлых условиях военных лет они спасали жизни миллионов воинов.

«Поставим памятник врачам,
Как ставим памятник солдатам.
Мы доверяли их рукам,
Вверяли жизни в медсанбатах» Е.Аристов (ветеран войны, врач)

Список литературы

1. Блинский С.А. Героические будни медиков. М.: Медицина, 1980 ;

2. Быков И.Ю. Вклад советской медицины в достижение Победы в Великой Отечественной Войне. Военно-медицинский журнал МО РФ. М.: Красная звезда, 2005 №5 с -86;

3. Гайдар Б. В Роль медиков в Великой Отечественной войне. СПБ.: Медицинский

4. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Великая Отечественная война: Энциклопедия.- М.: изд.- во Сов.Энц.,1985

6. Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы. Куйбышевское книжное издательство, Куйбышев, 1998.

6. Храмков Л. В. и Храмкова Н. П. «Самара и Самарская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945», Очерк истории. Хроника событий. Самарский университет, С., 2004.

Подвиг Советских медицинских работников в Великой Отечественной Войне

Санинструкторы, санитары, медсёстры, фельдшера и врачи, будучи под шквальным огнём фашистских войск, в лютые морозы, проливной дождь и испепеляющую жару, в нечеловеческих условиях, находясь на пределе человеческих возможностей, выполняли свой благородный долг — спасали жизни бойцов Красной Армии.

Во время Великой Отечественной Войны 1941-1945 годов погибли или пропали без вести более ста тысяч медицинских работников, среди которых более пяти тысяч врачей, свыше десяти тысяч средних медицинских работников и почти восемьдесят тысяч санитарных инструкторов и санитаров.

В период Великой отечественной войны смертность медицинских работников была на втором месте (!) после гибели на полях сражений бойцов стрелковых подразделений.

Средняя продолжительность жизни санинструктора на передовой в 1941 г. составляла всего 41 секунду!

В годы Великой Отечественной Войны наши советские медики вернули в строй 72,3% раненых и 90,6% больных воинов. Если эти проценты представить в абсолютных цифрах, то число раненых и больных, возвращенных в строй медицинской службой РККА за все годы Великой отечественной войны, составит около восемнадцати миллионов человек, что является абсолютным рекордом за всю историю человеческих войн.

Читайте также:
Образование СССР - причины и предпосылки, этапы становления

По статистике Великой Отечественной войны, солдат-новобранец воевал в среднем всего около 10-12 дней.
Затем он погибал или получал ранение, эвакуировался для лечения в тыловой госпиталь и, как правило, возвращался на фронт.
В вермахте (армии нацистской Германии) в строй вернулась почти половина раненых, в нашей армии (РККА) около трех четвертей. За годы войны врачи вернули на фронт почти 18 миллионов солдат и офицеров с боевым опытом. Таким образом, разница в составила даже не дивизии — армии. Это значит, что войну выиграли раненые и, в конечном счете, наши военные медики…

Если учесть, что в начале войны в рядах Красной армии насчитывалось около семи миллионов человек, то медики вернули в строй две с половиной Красной Армии.
Как сказал маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский: «Войну мы выиграли ранеными…»

При этом, следует особенно подчеркнуть, что, начиная с 01 января 1943 г. почти 85 человек из каждой сотни пораженных в боях возвращались в строй из медицинских учреждений РККА.

У противоборствующих сторон во время Великой Отечественной Войны концепция оказания медицинской помощи раненым была диаметрально противоположной.

Медицинская служба РККА в первую очередь оказывала помощь раненым, применяя принципы великого русского хирурга Николая Ивановича Пирогова, что позволяло быстро вернуть бойцов в строй.

К сожалению, при этом была высокая смертность среди тяжелораненых и пораженных крайней степени тяжести, но сохранялись и оптимально использовались необходимые медицинские ресурсы для сохранения жизни, тех кто мог выжить.

В медицинской службе вермахта основной акцент в оказании медицинской помощи был сделан на лечение тяжело раненых, что требовало больших ресурсных затрат, и тем самым, снизило процент военных вернувшихся в строй.

Благодаря стараниям советских медиков в годы войны ни фронт, ни тыл не знали эпидемий инфекционных заболеваний.

В Советском Союзе, благодаря четкой организации медицинской службы, «не сработал» обязательный, казалось бы, закон о связи войн и эпидемий.
Военные эпидемии удалось предотвратить, что спасло сотни тысяч, а возможно и миллионы человеческих жизней.

Только накануне войны в Советском Союзе был налажен выпуск целого ряда новых для того времени антибактериальных препаратов, в первую очередь — сульфаниламидов, однако, их было крайне недостаточно.
Антибиотиков в распоряжении врачей РККА в первые годы войны вообще не было.

Английский ученый Александр Флеминг, открывший новое лекарство — антибиотик пенициллин, считал, что оно должно принадлежать всем, и не запатентовал препарат. Он считал, что лекарство, спасающее людям жизнь, не должно служить источником дохода.

В 1941 году СССР запросил у союзников (Великобритании и США) образец лекарства.

Англичане сначала тянули с ответом, затем сообщили, что исследования ведутся в США, и посоветовали обратиться туда.

Власти США, наладив массовый выпуск лекарства, цинично потребовали за технологию изготовления пенициллина от Советского Союза, истощенного войной, тридцать миллионов долларов.

Тогда, в ответ на наглое заявление США, советский профессор Зинаида Виссарионовна Ермольева заявила, что советские ученые сами могут изготовить пенициллин. «Это живая вода. Самая настоящая живая вода, полученная из плесени», часто повторяла она. Я хочу найти эту плесень и приготовить препарат. Если это удастся, мы спасем тысячи, а может, и миллионы жизней. Особенно сейчас, когда раненые солдаты сплошь и рядом гибнут от заражения крови, гангрены и всевозможных воспалений».

И в годы войны ей это удалось сделать, разработав и вырастив собственный штамм пенициллина.

Профессор З.В. Ермольева вместе со своей сотрудницей Т.М. Балезиной выделили и подвергли изучению свыше 90 штаммов плесневых грибков и пришли к заключению, что наибольшей активностью обладает Penicillium crustosum. Советский препарат был назван «пенициллин-крустозин».

Весть о чудодейственных свойствах пенициллина разнеслась по всем госпиталям. Отовсюду летели письма, в которых раненые просили вернуть их в строй. Пенициллина нужно было много, очень много.

И уже в 1942 году началось его промышленное производство в Советском Союзе, а Зинаида Виссарионовна Ермольева получила за это в 1943 году Сталинскую премию. Это изобретение спасло тысячи жизней советских солдат во время Великой Отечественной войны.

Живая вода. Удалось вернуть в строй около тысячи солдат с тяжелейшими ранениями бедра, коленного и тазобедренного суставов. Раньше за такими ранениями следовала неизбежная ампутация, а тут ни одной отрезанной ноги! Удалось вернуть в строй около тысячи солдат с тяжелейшими ранениями бедра, коленного и тазобедренного суставов. Раньше за такими ранениями следовала неизбежная ампутация, а тут ни одной отрезанной ноги! Не будет преувеличением сказать, что, по крайней мере, половина человечества обязана пенициллину здоровьем или даже жизнью.

Благодаря другому направлению научных исследований Зинаиды Виссарионовны Ермольевой — изучению холерных вибрионов — была одержана победа под Сталинградом.
И.В. Сталин называл З.В. Ермольеву «сестренкой и маршалом невидимого фронта».

Чтобы доказать роль холерных вибрионов в возбуждении кишечных заболеваний,З.В. Ермольева провела опаснейший эксперимент на себе, приняв 1,5 млрд микробных тел вибрионов. Через 18 часов наступило расстройство кишечника, а затем развилась классическая клиническая картина холеры.

Так впервые в истории З.В. Ермольева выделила из кишечника больного холерой (из своего организма) возбудитель этого заболевания.

Зинаида Виссарионовна изучала и способы борьбы с кишечными инфекциями, в том числе — холерный бактериофаг.

В 1942 году в немецких войсках, стянутых к Сталинграду, произошла колоссальная вспышка холеры.
Ермольеву вместе с группой ее сотрудников направили в Сталинград, чтобы предотвратить эпидемию среди наших войск.

В Сталинград были вывезены все запасы холерного бактериофага, и все, проходящие через город, (а это солдаты, прибывающие эшелоны, отбывающие эшелоны с ранеными, горожане) — все получали дозу препарата.

Однако препарата было не достаточно. То количество, которое было создано в лаборатории института в Москве, погибло вместе со сбитым самолетом, перевозящим груз. И тогда З.В. Ермольева приняла решение получать бактериофаг на месте. В подвале здания была организована лаборатория, разведчики выходили за линию фронта, по указанию З.В. Ермольевой выкрадывали трупы умерших от холеры немцев, и на базе этих трупов в лаборатории создавали необходимое количество препарата.

Читайте также:
Теракт 11 сентября - подробности взрыва башень-близнецов и версии

И.В. Сталин, называвший Ермольеву «сестренкой» (тоже Виссарионовна), пообещал выполнить одну ее просьбу. Ермольева попросила освободить осужденного на десять лет лагерей по липовому обвинению в том, что он будто бы подмешивал в «кремлевскую воду» культуру холерного вибриона, первого руководителя кафедры микробиологии при Институте усовершенствования врачей, и, «по совместительству», своего бывшего мужа, Л. А. Зильбера. Просьба Ермольевой была удовлетворена.

Присужденную ей за заслуги перед отечеством Сталинскую премию Зинаида Виссарионовна отдала на постройку истребителя. С ее именем на борту истребитель отправлялся в бой.

Узнав об успехах Ермольевой в Москву, приехал профессор Флори, он привез свой штамм пенициллина и хотел сравнить с крустозином. Советское правительство с осторожностью отнеслось к этому визиту. Но отказать союзникам было не дипломатично. Эффективность крустазина уже многократно была доказана в клинической практике. Но теперь, предстояли сравнительные испытания советского пенициллина crustosum и американского notatum. На карту был поставлен престиж всей советской науки. Советский штамм пенициллина оказался более эффективным.

По просьбе профессора Флори предоставить для дальнейших исследований советский пенициллин, был намерено, выдан американский штамм за образец советского. Вернувшись в Америку, Флори исследовал полученный образец и был разочарован. В своем отчете он написал « Советская плесень оказалась не crustosum, а notatum, как у Флеминга. Ничего нового русские не открыли».

За всю историю человечества не было другого лекарства, которое спасло бы столько человеческих жизней. «Для победы во Второй Мировой войне пенициллин сделал больше, чем 25 дивизий!» Именно такие слова прозвучали при вручении Флемингу, Чейну и Флори Нобелевской премии по биологии и медицине.

2013 © Государственное казенное учреждение здравоохранения Ивановской области “Территориальный центр медицины катастроф Ивановской области”

Война без эпидемий. Как советские врачи побеждали вирусы на фронте и в тылу

В годы войны, когда не только о “социальной дистанции”, но даже и о выборе медикаментов говорить не приходилось, а нужно было обходиться скудным арсеналом: пенициллином, марганцовкой, стрептоцидом, — советской медицине предстояло пройти серьезнейший экзамен и проверку сил. И она выдержала испытания более чем достойно.

Работа сверху

После начала войны, когда из-за перемещения, часто хаотического, огромных масс населения стало невозможно соблюдать даже элементарные санитарные нормы, сразу ухудшилась эпидемическая обстановка: стали распространяться острые кишечные заболевания и дизентерия, сыпной тиф, малярия, вирусный гепатит, туляремия и другие инфекции.

Допустить распространение болезней было нельзя. Наркомздрав и Народный комиссариат путей сообщения СССР через неделю после начала войны издали “Положение о медико-санитарном обслуживании населения, эвакуируемого из угрожаемых районов”, в котором были расписаны действия территори­альных органов здравоохранения и врачебно-санитарной службы транспорта.

Постановление предписывало: поголовно привить против острых кишечных инфекций “призывной контингент” и население крупных городов; своевременно диагностировать и быстро госпитализировать инфек­ционных больных.

Вакцины

Для купирования кишечных инфекций использо­вали формоловую вакцину, либо тривакцину — против тифа, паратифов, А и В, либо пентовакцину — те же компоненты плюс два дизентерийных антигена.

В 1941 году иммунологи супруги Николай Александров и Нина Гефен разработали первую в мире поливакцину против семи инфекций — холеры, брюшного тифа, столбняка, двух видов паратифов и двух видов дизентерии.

Роль этой вакцины сложно переоценить: она дала возможность провести иммунизацию быстро, в то время как старые методы не годились — они предполагали троекратное введение вакцин, при этом для проведения полного курса нужно было 30 дней, а такой возможности в условиях маневренной войны просто не было.

Против туляремии использовалась живая вакцина Николая Гайского и Бориса Эльберта, против сыпного тифа — вакцина Марии Яцимирской-Кронтовской и Михаила Маевского, против сибирской язвы — живая вакцина Николая Гинзбурга, живая противочумная вакцина Николая Жукова-Вережникова, Магдалины Покровской, Елены Коробковой и Михаила Файбича.

Все это позволяло резко снижать эпидемиологическую нагрузку как на фронте, так и в тылу, а главное — обеспечить предупреждение развития эпидемий в войсках и среди населения. Да, эпидемиологическое неблагополучие по отдельным инфекциям иногда возникало, но удавалось добиться, чтобы оно не носило характера эпидемий.

Разъяснительная работа и не только

При районных здравотделах создавались подвижные эпидотряды, был организован институт общественных санинструкторов. Постановление также предписывало создать чрезвычайные противоэпидемические комиссии, которые состояли из председателей местных советов, представителей Наркомздрава, Наркомвнутдела, военных властей гарнизона, санитарной службы армии и партийных органов.

Глав­ное военно-санитарное управление должно было до 20 февра­ля 1942 года сформировать 200 полевых прачечных отрядов.

За противоэпиде­мическую работу отвечал нарком здравоохранения СССР Георгий Митерев, которого наделили чрезвычайными полномочиями. А с 1942 года борьба с инфекциями еще усилилась: в крупных лечебных учреждениях ввели должность замглавврача по противоэпидемической работе, повышенное внимание стали уделять санитарно-просветительной работе.

Барьер для инфекций

Были созданы запасные полки, в ко­торых перед отправлением на фронт всех призывников обучали санэпидграмотности. На крупных и узловых же­лезнодорожных станциях организовали санитарно-контрольные пункты, медицинские службы частей и соединений должны были своевременно выявлять заразных больных, диагностировать заболевание, а затем изолировать и лечить больного.

Много внимания уделялось банно-прачечному и дезинфекционному обслужи­ванию войск и санитарно-эпидемиологической разведке. В 1942 году в каждом военном округе учредили должность главного эпидемиолога и должности эпидемиологов в частях и соединениях.

Войсковой эпидемиолог контролировал санитарное состояние прибывающего пополнения, следил за организацией качественного питания, обеспечения водой, стиркой белья, обеспечением войск полевыми банями.

Подвижные эпидемиологические отряды оснащались сред­ствами для быстрой санитарной обработки людей, одежды и имущества в эпидемических очагах.

Читайте также:
Восстание Уота Тайлера 1381 года ℹ причины крестьянского движения в Англии, ход основных событий, итоги и последствия, участники, значение в истории

Важной частью работы войскового эпидемиолога была санитарно-эпидемиологическая разведка, профилактика заразных болезней, а в случае появления — их ликвидация.

Контроль качества еды

У каждого медработника и хозяйственника были таблицы норм продуктов на одного человека, их калорийности и пищевой ценности. Во время обороны питание было трехразовым, а при ведении активных боевых действий старались, чтобы еда доставлялась не реже, чем два раза в сутки, насколько это позволяли обстоятельства.

Следили за свежестью и за витаминным составом еды. Например, чтобы не допускать авитаминоза С, в частях готовились и выдавались личному составу настои из хвои.

Иногда фиксировались случаи авитаминоза, А — “куриной слепоты”. Таких бойцов обязывали собирать дикорастущий щавель, который добавлялся в первые блюда. Нужно было съедать 100−150 граммов щавеля.

Чтобы обеззараживать воду в индивидуальных флягах, бойцам выдавали таблетки пантоцида. Вообще каждый источник воды, по правилам военного времени, априори должен был счи­таться сомнительным, поэтому воду обязательно хлорировали и кипя­тили.

Если войска на какой-то территории располагались на значительный период времени, то воду подвергали очистке — отстаивали, коагулировали и фильтровали. С 1942 года там, где была только соленая вода, действовала “Инструкция по опресне­нию воды вымораживанием”.

Обеззараживали воду препаратами хлора, марганцовкой или перекисью водорода, затем ее кипятили и улучшали вкус лимонной кислотой и другими добавками.

В обязанности санэпидвзвода медсанбата входила организация два-три раза в месяц, насколько позволяла боевая обстановка, “помывки личного состава со сменой белья”. Для этого существовали передвижные бани.

В дивизиях были свои прачечные. Эпидемиолог следил за качеством стирки и за тем, чтобы потоки грязного и чистого белья не смешивались. Если эпидобстановка осложнялась, белье начинали пропитывать противопаразитарными составами.

Разведка

Организовывать и проводить санитарно-эпидемиологическую разведку было важнейшим разделом работы санэпидвзвода медсанбата.

Разведка должна была вовремя выявлять очаги инфекционных заболеваний в освобожденных населенных пунктах, обеспечивать локализацию очагов, предотвращать общение личного состава с заразными больными, находить пригодные к использованию источники водоснабжения, собирать сведения об эпидемическом состоянии войск противника.

Конечно, без инфекционных заболеваний, особенно дизентерии, которой чаще всего страдало молодое пополнение, не обходилось. В этом случае важно было не допустить развития и нарастания инфекций.

Именно поэтому эвакуация инфекционных больных в тыловые госпитали, как пра­вило, не допускалась: их лечение проводилось в инфекционных полевых подвижных госпиталях.

Санэпидразведка также обеспечивала са­нитарное обслуживание войск при передвижении на железнодорожном, автомобильном, водном транспорте. Это стало особенно важным, когда войска начали продвигаться вперед.

На освобожденных территориях, где зачастую полностью была разрушена инфраструктура, уничтожены поликлиники и больницы, возникала пря­мая угроза распространения паразитарных тифов и других инфекционных болезней. Иногда нацисты прибегали к намеренному заражению населения, с тем чтобы инфекция вывела из строя наступающие войска.

В этих случаях широко использовался институт чрезвычайных противоэпидемических комиссий, требовалась особенно напряженная работа военно-медицинской службы, чтобы обнаружить, изолировать и обеспечить лечение больных, обеззаразить территорию, создать и оборудовать полевые госпитали для лечение солдат.

Внимание тылу

В мае 1942 года в каждой поликлинике ввели должность замглаввра­ча по эпидработе, организовали подготовку активистов — санинспекто­ров, которые проводили подворные обходы, направляли на госпитализацию всех температурящих больных, дезинфицировали очаги инфекци­онных заболеваний.

Активно участвовали в эпидработе поликлиники и санэпидстанции, число которых за первые два года войны увеличилось с 1760 до 2400. К работе привлекали общественных санинспекторов и сотрудников общества Красного Креста и Красного Полумесяца.

В большом количестве строились бани и дезинфекционные камеры. На основных эваконаправлениях, на крупных железнодорожных узлах создавали специа­лизированные формирования Наркомздрава и медицинской службы Наркомата путей сообщения, включавшие в себя санитарно-контрольные, обсервационные и изоляционно-пропускные пункты.

Таким образом была обеспечена система на­дежных противоэпидемических барьеров на железнодорожных коммуника­циях.

О том, что работа военных эпидемиологов, гигиенистов и санслужб была успешной, свидетельствовуют цифры: доля инфекционных болезней в об­щей заболеваемости составила только 9%, из них дизентерия — 4,4%, сыпной тиф — 2,7%, брюшной тиф и паратифы — 0,6%. За годы войны вылечили 72,3% раненых и более 90% больных.

Усилия врачей и медработников не остались незамеченными. Орденами и медалями СССР за период 1941—1945 годов наградили более 116 тыс. военных медиков и 30 тыс. работников гражданского здравоохранения. 47 человек удостоены высочайшей награды — звания Героя Советского Союза. Больше 20 военных медиков в годы Великой Отечественной войны стали лауреатами Государственной премии СССР.

Благодаря именно их работе и главенству принципа профилактики во время Великой Отечественной войны была одержана блестящая победа над эпидемиями.

Юлия Острогожская

При подготовке материала использована литература: Санитарно-эпидемиологическая служба и ее руководители. Из истории здравоохранения России в ХХ веке. — М., Медицина, 2003 г. Е.Г. Эльяшевич. Санитария, гигиена и эпидемиология в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Белорусский государственный медицинский университет. А. Е. Локтев. Становление и развитие санитарно-эпидемиологической службы Русской и Красной армий (1904−1945). С. Бутаков, О. Берский, А. Зеткин, А. Зобов. Противоэпидемическое обеспечение Красной армии на завершающем этапе Великой Отечественной войны. Военно-медицинский журнал, май 2015 г. С. Лебедев. Вклад советской военной и гражданской медицины в разработку вакцин в годы Великой Отечественной войны / С. М. Лебедев, М. О. Сафронов // Военная медицина. 2015. Живая противочумная вакцина: теория и практика иммунопрофилактики чумы. Е. Коробкова, М., Медгиз, 1956. M. Leitenberg, R. A. Zilinskas with G. H. Kuhn. The Soviet Biological Weapons Program. A History. London, England, 2012.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: