Шенграбенское сражение в романе Толстого Война и Мир

Анализ Шенграбенского сражения в романе «Война и мир»

Знаменитая эпопея Льва Николаевича Толстого неспроста является мировым бестселлером в литературе. В ней находится описание основных боевых действий, которые произошли во время вражды России и Франции: Аустерлицкое противостояние, битва под Бородино, Шенграбенское сражение. В романе «Война и мир» последнее событие определило судьбу Николая Ростова.

  1. Историческая справка
  2. Детали сражения
  3. Хитрость полководца
  4. События в эпопее
  5. Батарея Тушина
  6. Князь Болконский
  7. Николай Ростов

Историческая справка

Сражение под селом Шенграбен, которое находится в Австрии, — это битва, произошедшая между французской армией и войсками знаменитого военачальника Багратиона в 1805 г. Силы противников были изначально неравными:

  1. Батальоном французов командовал генерал Иоахим Мюрат. Численность армии достигала 20 тыс. солдат. В нее входили дивизия Сюше, пехотинцы Леграна, гренадеры Удина, кавалерия Нансути и Вальтера.
  2. Российскими союзниками являлись австрийцы, но они не вступили в сражение. Генерал Иоганн Ностиц ушел с поля боя, заключив мирное соглашение, которое предложил Мюрат.
  3. В армии русских насчитывалось 7500 солдат, в ней находились казаки, черниговский драгунский отряд, егеря из Шестого полка, киевские гренадеры, гусары из Павловской части, мушкетеры Азовского корпуса, кавалерия и пехота. Руководил войсками Багратион.

Генерал Мюрат хотел заключить мирное соглашение, что было причиной сильного негодования Бонапарта. Последний отправляет военачальнику письмо, где сообщает, что тот не может предлагать перемирие без согласия Наполеона. Хоть Мюрат и являлся главнокомандующим, он не имел права решать, какой произойдет исход сражения. Ему пришлось отказаться от соглашения и подготовить наступление на армию противника.

Детали сражения

Войсками, которые сражались под Дирнштейном, руководил Кутузов. Они переходили Дунай и шли по направлению к Брюнну и Цнайму. Командующий хотел соединиться здесь с солдатами Второй армии, которая была подкреплена военными из Галиции, Польши и некоторой части войск Австрии. Последние отходили к Брюнну, так как французы захватили Вену.

По приказу Бонапарта французские войска атаковали отступающую русскую армию «наскоками», чтобы вымотать противника. В нападениях брали участие части под предводительством Мортье и Бернадота. При этом отряды под руководством Сульта, Ланна и Мюрата шли к Цнайму, пытаясь опередить русские войска.

Кутузов решил спасти основную часть армии и приказал отряду под командованием Багратиона отойти к Голлабрунну. Этот корпус должен был до последнего держать позиции при Голлабрунне, чтобы основная армия смогла перейти Цнайм. Багратион понимал, что он идет на смерть.

Хитрость полководца

Багратион был довольно проницательным, мудрым и хитрым полководцем. Он согласился на переговоры с врагом, чтобы максимально долго тянуть время. При этом у него получилось ввести в заблуждение Мюрата, решившего, что перед французским генералом находится основная армия, в то время как здесь стояла только ее небольшая часть.

Но Наполеон понял, в чем состоит замысел русского полководца. Бонапарт приказал Мюрату уничтожить корпус Багратиона и атаковать основные войска. Сам Наполеон отправился в сторону Голлабрунна, пытаясь перенаправить силы соперника в одно общее сражение.

По приказу Бонапарта Мюрат ночью нападает на небольшую часть российских войск. Силы французов находились сзади Шенграбена и Грунда. Мюрат хотел, чтобы атака на русских происходила со стороны фронта, при этом другой части французской армии нужно было нападать с правого фланга. Так противник попадет в западню.

Начали атаку гренадеры под командованием Удино, однако потерпели неудачу. Они находились в невыгодном положении, поскольку были освещены огнями из деревни, а русские войска находились скрыто под ночным покровом.

Одновременно с этим корпус под руководством Леграна практически обошел русских с тыла, но французская часть была рассредоточена из-за темноты и большого количества дыма. Багратион осознавал, что войска не выдержат наступления, потому решается на отчаянный шаг: русские атаковали отряд Леграна и очистили проход для отступления. У французской армии не получилось настигнуть часть Багратиона.

При Шенграбенской битве русские потеряли треть своих войск, но они смогли продержаться в битве 8 часов, что помогло основной армии соединиться с остальными частями. Багратион спас большинство своих солдат, захватил трофеи и ушел с поля боя. Французы понесли огромный урон.

События в эпопее

Полное содержание эпизода Шенграбенского сражения в «Войне и мире» можно прочитать во второй части первого тома (главы 13—21). Русская армия разгромила противника под Кремсом, хоть численность французов была намного больше.

После этого русские солдаты отступили к Цнайму, чтобы соединиться с другими частями армии. Кутузов не доверял союзникам, в последующем это оправдалось, когда австрийцы ушли с поля сражения.

Читайте также:
Выскочка кратко - читать онлайн пересказ произведения Пришвина

Под Шенрабеном союзники напали на французов, но после заключили перемирие. Французские войска значительно превосходили по численности австрийскую армию. Кутузов хотел войти в Цнайм, прежде чем в него попадет враг. Это было единственным способом избежать бедственного положения. Русский командующий решает отправить корпус под предводительством Багратиона, чтобы задержать армию противника любой ценой.

Эта стратегия в шахматах называется «гамбит»: некоторая жертва фигурой дает возможность получить в дальнейшем победу. Но в эпопее Толстой использует гиперболу, снизив количество солдат до 4 тыс. человек. В литературном сражении русские сдерживали противника более суток, чтобы спасти основную армию.

В произведении подробно описан образ уставших воинов, отважно сражавшихся за честь русской земли. Багратион принудил французов к перемирию, которое продолжалось всего 3 дня. Этим воспользовался Кутузов для соединения войск.

Батарея Тушина

Батарею оставили около Шенграбена. Никто не сказал, как нужно действовать. Тушин самостоятельно принимает решение сделать отвлекающий маневр и поджигает рядом находящуюся деревню. Когда она начала гореть, огонь привлек французов, и корпус Багратиона смог уйти с поля сражения.

Но после этого поступка генерал возмутился. Он не понял, почему Тушин с батареей не отошел, а начал стрельбу по деревне. Были разбиты 2 пушки, но боец не был виноват, так как отряд Жеркова, который должен был располагаться рядом и прикрывать батарею, этого не сделал.

В анализе эпизода с батареей Тушина нужно отметить, что князь Болконский вступился за бойца на совещании в штабе, поскольку сам видел, как он до конца защищал пушки. Багратион взял это во внимание, после чего Тушина признали героем. Однако он не единственный обычный солдат, который проявил отвагу на поле битвы. Был и командир роты Тимохин. Он, имея скудное обмундирование, атаковал французов и заставил их бежать.

Неоднозначным персонажем является Долохов. Если рассматривать кратко, он был офицером, однако его разжаловали в солдаты. Эгоизм — основное качество характера этого персонажа, ему свойственно желание везде получить собственную выгоду. Он также берет участие в битве и не прокидает поле сражения, даже когда его ранят. Но после этого Долохов потребовал его признания, что не сделали Тушин и Тимохин, искренне проявившие героизм и ничего не ждавшие взамен. Это отличный пример сравнения, который показывает настоящий патриотизм.

Князь Болконский

Рассказ о Шенграбенском сражении помог писателю лучше показать характеры основных персонажей. Из краткого анализа можно узнать следующую информацию о князе Болконском:

  1. Задачей князя было совершение подвига, однако на примере Тушина он понял, что героизм проявляется лишь тогда, когда солдат совершает отважный поступок, не запланировав его предварительно.
  2. Все сражения, где брал участие Болконский, повлияли на его духовное развитие. Удивительно то, что до Шенграбенской битвы князь являлся сторонником Бонапарта. Но после подвига Тушина он переоценил свое отношение.
  3. Когда Багратион отдал Болконскому приказ провести контрольный объезд войск перед предстоящим сражением, он увидел, что армия не потеряла боевого духа при приближении к противнику. Наоборот, бойцы вели себя сплоченно и были готовы идти в атаку в любое время.

Николай Ростов

В начале романа он был перспективным студентом, но завершает учебу, чтобы пойти служить в гусарский полк. В дальнейшем он будет участвовать в битве под Шенграбеном. Родные не были довольны этим поступком. Сначала они подумали, что Николай решил воевать по примеру лучшего друга. Но молодой человек сказал, что военная карьера — это его призвание. В произведении описываются такие изменения личности Николая:

  1. Он с нетерпением ждет начала битвы, поскольку ему интересно знать, каково это — брать участие в военных сражениях. Но когда он оказывается в бою, то понимает, что абсолютно не готов к этому. То, что пишут в книгах, совершенно не соответствует действительности, ему становится страшно.
  2. Николай был храбрым молодым человеком и стремился к славе, но, столкнувшись с врагом, осознает, что страх затмевает разум. Он кидает ружье в неприятеля и позорно сбегает с поля сражения. Под Аустерлицем он уже не проявляет этой трусости.
  3. Позже Николай становится героем, его даже награждают Георгиевским крестом, однако случай в Шенграбене он запомнил навсегда. Анализируя этот эпизод, можно видеть, что битва стала для него такой же, как Аустерлиц для князя.

Человек, который участвует в военных сражениях, — это важный литературный образ, так как только в сложных ситуациях проявляется его настоящий характер. «Война и мир» — бесценная эпопея Толстого, в которой он не только описал исторические события, но и преподал важные жизненные уроки.

Читайте также:
Сочинение Моё отношение к Печорину, жизнь и судьба персонажа

Шенграбенское сражение в романе «Война и мир» (Л.Н. Толстой)

Одним из ключевых эпизодов в романе Льва Толстого «Война и мир» является Шенграбенское сражение. Именно там главные герои получают свои первые военные уроки жизни. На Шенграбенском сражении раскрывается проблема истинного и лживого патриотизма. Все молодые бойцы хотели проявить себя с лучшей стороны, совершить настоящий подвиг. Это сражение показало, готовы ли они к этому или же «война» для них была пустым далеким словом.

Для описания Шенграбенского сражения Толстой активно использует гиперболу. Исторически известно, что это была неравная битва: вдвое меньше наших бойцов и огромная французская армия. В романе же французы выглядят еще больше устрашающими: их ряды автор изрядно увеличивает. Это сражение стало необходимым, чтобы спасти всю русскую армию. Кутузову нужно было добраться до Цнайма раньше, чем это сделают вражеские полки. Поэтому он оставил авангардный отряд Багратиона, который должен был задержать многотысячную французскую армию, чтобы подарить драгоценное время основным русским силам.

Этот маленький отряд в глазах Андрея Болконского уже с первых минут выглядит героическим. Он смотрит, как воины готовятся к сражению. Его поражает их смелые и веселые взгляды, князь ожидал увидеть страх, но никак не беззаботные усмешки. Еще с детства молодого Болконского отец учил тому, что разум – это один из главных ключей к успеху, поэтому он смотрит на французскую армию и в уме описывает возможную военную стратегию. До этого сражения он думал, что самое важное в бою – иметь план. Но потом он понял, что большие войны выигрывает не умная голова, а отважная.

Багратион, командир этого отряда, проявил себя в Шенграбенском сражении как настоящий лидер. Он прекрасно понимал неравенство их сил, но еще больше помнил о том, что они обязаны удержать эту французскую навалу. Багратион старался быть всегда спокойным. Князь Андрей заметил, что это настроение передается всем, даже самым нервным и истеричным простым военнослужащим. Сам же командир вел себя непринужденно. Все его слова были толковые, легкие и не обремененные. Он не отдавал прямых приказов, а просто советовал, как поступить в той или иной ситуации. Багратион – высший пример искреннего патриотизма. Когда силы его солдат иссякли, он стал среди них и повел их за собой, вперед.

Еще одним примером героизма в Шенграбенском сражении является Тушин. Именно его батарея взяла на себя главный удар. Но никто не сбежал и не кинул поле боя. Тушин не имел прямого приказа, поэтому действовал так, как ему велел командирский разум и сердце. Он спалил деревню Шенграбен, и это действие спасло много русских жизней. Ведь у французов ушло много времени на то, чтобы затушить пожар. Тушин был маленького роста с добрым детским лицом и храбрым верным сердцем. Имея четыре орудия, он палил так, что французы думали о том месте, как о сборище главных сил Багратиона. Враги даже и подумать не могли, что там четыре незащищенных орудия. Батарея Тушина вернулась к главной армии героем.

Багратион был зол на Тушина, ему казалось, что тот ослушался приказа отступать и по своей глупости потерял два орудия. Но ведь не это было главным, а то, что армия, благодаря этой маленькой батарее, была спасена. Именно об этом и говорит Багратиону князь Андрей Болконский. Он всегда презирал маленьких простых людей из народа, но Тушин поразил его своей отвагой. В итоге Багратион поменял свое мнение о командире спасательной батареи.

Еще одним героем в том сражении был командующий ротой Тимохин. Имея в руках маленькую и хилую шпагу, он смело идет на врага. Несмотря на скудные доспехи, он заставил французов бежать от себя, куда глаза глядят.

Князь Андрей также не спешил покидать поле боя. Он думал о том, что не трус и не посмеет убежать. Тушин отметил про себя тот факт, что Болконский оставался с ними, а не спешил укрыться от французских войск. Это сражение стало одной из ступенек на пути к становлению главного героя. Князь увидел, что на войне не всегда срабатывает выбранная стратегия. Все, чему его учили, было поддано сомнению, когда он увидел подвиг Тушина. Он понял, что на самом деле на войне не может быть никакого хорошо продуманного плана, потому что нельзя все предугадать, что здесь может происходить.

Читайте также:
Мальчики, Чехов: читать онлайн бесплатно

Ни одно сражение в истории не обходится без тех, кто смелый только на словах, а действия их говорят об обратном. Одним из таких лживых патриотов является Жерков. Он несколько раз получал приказ от Багратиона отправиться в тот или иной фланг и передать об отступлении. Но он настолько боялся туда ехать, что ни одна часть армии не получила этот приказ. Толстой очень ярко описывает сцены, которые рассказывают о последствиях трусости Жеркова. Это молодые, храбрые, лежащие на земле юнцы, которые последний раз в своей жизни видели голубое небо. Как же много их легло из-за того, что в нужный момент они не получили приказ командира и стояли до последнего.

Я думаю, что трусость можно простить человеку, но не бесполезные смерти людей. Нельзя выживать за счет других. Все люди одинаковы, никто не стоит выше, даже если у него есть деньги или власть. Самое ценное на этой земле – человеческая жизнь. Жерков – эгоистичен и понятия не имеет о существовании альтруистических стандартов.

Недалеко уходит от него и Долохов. Он каждый свой шаг на войне расценивает как подвиг. Как только заканчиваются военные действия, он тут же бежит собирать награды. Долохов считает себя достойным ордена, по сути, ничем не отметившись. Толстой противопоставляет ему образ Тушина, который действительно совершил подвиг, но, склонив голову, слушал обвинения Багратиона и соглашался с ним.

В Шенграбенском сражении первый военный опыт получил и Николай Ростов. Для него он оказался печальным. Он испугался и, бросив под ноги врагу свое оружие, позорно сбежал с поля боя. Позже его ранили в руку. Для молодого Николая это действительно был позор. Я не осуждаю его за такие действия. Он был слишком молод для того, чтобы понимать, что такое война. В будущем он совершит не один подвиг и даже получит свой орден. Николай Ростов больше не покинет поля боя, но всегда будет помнить об этом бегстве. Шенграбенское сражение – это военная сцена в романе Толстого об истине и фальши, смелости и страхе, патриотизме и лживости. Каждый из героев произведения находит здесь что-то новое для себя или в себе. Бояться смерти – это нормально, не все рождаются героями. Искать себе славы среди отважных павших солдат – это не по-человечески.

Чарльз Диккенс – Пойман с поличным

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Чарльз Диккенс – Пойман с поличным краткое содержание

Пойман с поличным – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

ПОЙМАН С ПОЛИЧНЫМ

Почти всем нам доводилось наблюдать романтические истории, происходившие в действительности. В качестве директора Конторы страхования жизни мне за последние тридцать лет пришлось, вероятно, чаще других людей наблюдать романтические истории, хотя на первый взгляд моя профессия, казалось бы, и не благоприятствует этому.

Теперь я удалился от дел, живу на покое и поэтому располагаю возможностью, которой был раньше лишен, обдумывать на досуге свои наблюдения. Должен заметить, что мое прошлое теперь кажется мне более интересным, чем в те времена, когда оно было для меня настоящим. Ведь я, можно сказать, вернулся домой после спектакля, и теперь, когда занавес опустился, могу спокойно вспоминать все эпизоды драмы, — мне не мешают яркий свет, толкотня и суета театра.

Позвольте мне рассказать одну такую романтическую историю из действительной жизни.

Ничто так правильно не отражает души человека, как его лицо в сочетании с манерой держать себя. Чтение той книги, где на каждой странице, волею предвечной мудрости, запечатлены неповторимые черты характера того или иного мужчины или женщины, — трудное искусство, и его не очень усердно изучают. Пожалуй, оно требует некоторых врожденных способностей и, несомненно, требует (как и все на свете) кое-какого терпения и прилежания. Но можно утверждать с почти полной уверенностью, что мало кто изучает его терпеливо и прилежно: большинство полагает, будто все великое разнообразие человеческих характеров отражается в нескольких самых обычных выражениях лица, и не только не замечает, но и не ищет тех трудноуловимых отличительных черт, которые важнее всего, гак что, если вы, например, с большой затратой времени и внимания учитесь чтению нот или греческих, латинских, французских, итальянских, древнееврейских книг, то вы даже не пытаетесь что-нибудь прочесть на лице учителя или учительницы, которые обучают вас этому, заглядывая через ваше плечо в тетрадь или книгу. Быть может, это объясняется известной самоуверенностью: вы считаете, что вам ни к чему изучать выражения человеческих лиц, ибо вы их достаточно хорошо знаете от природы, а следовательно, не ошибетесь.

Читайте также:
Рыжик краткое содержание и разбор главной мысли автора читать

Я, со своей стороны, признаюсь, что ошибался бесчисленное множество раз. Я ошибался в знакомых и (само собой разумеется) ошибался в друзьях, — гораздо чаще в друзьях, чем в других людях. Как же получилось, что я мог так обманываться? Разве я совсем неправильно читал в их лицах?

Нет. Верьте мне, мое первое впечатление от этих людей, внушенное мне их лицами и манерой держать себя, неизменно оказывалось правильным. Ошибка моя была в том, что я позволял этим людям сближаться со мной и самим говорить о себе.

Перегородка, отделявшая мой личный кабинет от нашей конторы в Сити, была из толстого зеркального стекла. Через нее я мог видеть все, что происходило в конторе, но не слышал ни единого слова. Этой перегородкой я распорядился заменить стену, стоявшую здесь много лет — с тех пор, как построили дом. Не важно, потому ли я сделал эту замену, что хотел получать первое впечатление о приходивших к нам по делу незнакомцах, только глядя на их лица, но отнюдь не позволяя этим людям влиять на меня своими речами, или еще почему-нибудь; достаточно сказать, что я пользовался стеклянной перегородкой для этой именно цели и что любая контора страхования жизни всегда находится под угрозой мошенничества со стороны самых ловких и жестоких негодяев. Через эту-то стеклянную перегородку я впервые и увидел человека, историю которого хочу рассказать.

Я не видел, как он вошел, видел только, что, положив на широкий прилавок шляпу и зонт, он перегнулся через этот прилавок, чтобы взять какие-то бумаги у клерка. Посетитель был человек лет сорока, черноволосый, весьма изысканно одетый, весь в черном — он был в трауре, — а его вежливо протянутую руку облегала черная лайковая перчатка. Волосы его, тщательно причесанные и напомаженные, были разделены прямым пробором, и незнакомец, наклонившись, обратил этот пробор к клерку с таким видом (казалось мне), словно хотел сказать: «Будьте добры, друг мой, принимайте меня за того, кем я хочу казаться. Следуйте прямо сюда, по песчаной дорожке; по траве не ходите — вторжений я не терплю».

Как только я увидел этого человека, я почувствовал к нему сильнейшую антипатию.

Он попросил несколько наших печатных бланков, и клерк, вручая ему бланки, стал давать объяснения. Признательная и любезная улыбка сияла на лице посетителя, а глаза его весело смотрели в глаза клерка. (Я слышал, сколько чепухи говорят о том, что скверные люди будто бы не могут прямо смотреть в лицо собеседнику. Не верьте этому предвзятому мнению. Нечестный человек всегда способен выдержать взгляд честного, если только этим можно что-нибудь выиграть.)

Я заметил, что он уголком глаза увидел, как я смотрю на него. Он сейчас же обратил свой пробор к стеклянной перегородке, как бы говоря мне с милой улыбкой: «Прямо сюда, будьте добры. Сойдите с травы!»

Немного погодя он надел шляпу, взял зонт и ушел.

Я вызвал клерка к себе в кабинет и спросил:

— Кто это приходил?

Клерк держал в руках визитную карточку посетителя.

— Мистер Юлиус Слинктон, проживающий в Мидл-Тэмпле[1].

— Он адвокат, мистер Адамc?

— Думаю, что нет, сэр.

— Мне показалось было, что он священник, но на карточке не написано «его преподобие», — сказал я.

— Судя по его наружности, сэр, — сказал мистер Адаме, — он готовится к посвящению в духовный сан.

Следует отметить, что посетитель носил изящный белый галстук и манишка у него была тоже очень изящная.

— Зачем он приходил, мистер Адаме?

— Только взять бланк для заявления, сэр, и бланк для поручительства.

— Ему кто-нибудь посоветовал обратиться к нам? Он сказал кто?

— Да, сэр, он объяснил, что пришел по совету одного из ваших друзей. Он видел вас, но сказал, что, не имея удовольствия быть с вами знакомым, не станет вас беспокоить.

— А он знает, как меня зовут?

— Да, сэр! Он сказал: «Я вижу, там сидит мистер Сэмсон!»

— Он, должно быть, выражается очень изысканно?

— Чрезвычайно изысканно, сэр.

— Манеры у него, должно быть, вкрадчивые?

Читайте также:
Братья Карамазовы краткое содержание - читать онлайн бесплатно

— Совершенно верно, сэр, очень вкрадчивые.

— Так! — сказал я. — Мне пока больше ничего не нужно, мистер Адамc.

Спустя две недели я пришел на званый обед к одному своему другу, купцу, человеку со вкусом, собирателю картин и книг, и первый, кого я увидел среди гостей, был мистер Юлиус Слинктон. Он стоял перед камином, обратив к присутствующим свое честное, открытое лицо и глядя на них ласковыми большими глазами, но тем не менее (казалось мне) требуя, чтобы все подходили к нему по расчищенной и указанной им дорожке — никак не иначе.

“Пойман с поличным” Чарльз Диккенс – отзыв

“Мне по-прежнему казалось, что сострадание его не совсем искренне, и я по-прежнему угадывал за всеми его словами какую-то необъяснимую насмешку. ” (с)

Чарльз Диккенс – английский писатель, который своими произведениями значительно обогатил и украсил мировую литературу. Известность получил при жизни, после публикации романа “Посмертные записки Пиквикского клуба”, вернее его глав, частей. Он (роман) практически сразу и прославил Чарльза Диккенса, который пробовал себя до этого в профессии репортёра.

Этот рассказ, “Пойман с поличным”, написан в детективном жанре. Его писатель придумал в 1859 году.

Мистер Сэмсон много лет отработал директором страховой конторы. Он может вспомнить много интересных случаев из своей практики.

Как-то в его контору пожаловал мистер Юлиус Слинктон.

Он директору сразу же не понравился. Что-то в нем отталкивало и было слишком сахарным, сладким. Такие люди способны на различные аферы, преступления и многое другое. Он пришел под предлогом получения необходимых бумаг, формуляров для своего друга и одновременно соседа. Директор вскоре с ним встретился опять, в одном уважаемом обществе, куда мистер Слинктон был приглашен хозяевами дома. Оказалось, что сей господин похоронил одну из своих племянниц и опекает вторую, которая сильно болеет.

Не буду раскрывать содержание этого детектива. Вполне возможно, что кто-то захочет его прочитать. Произведение Чарльза Диккенса отменное и производит сильное впечатление.

Я не видел, как он вошел, видел только, что, положив на широкий прилавок шляпу и зонт, он перегнулся через этот прилавок, чтобы взять какие-то бумаги у клерка. Посетитель был человек лет сорока, черноволосый, весьма изысканно одетый, весь в черном — он был в трауре, — а его вежливо протянутую руку облегала черная лайковая перчатка. Волосы его, тщательно причесанные и напомаженные, были разделены прямым пробором, и незнакомец, наклонившись, обратил этот пробор к клерку с таким видом (казалось мне), словно хотел сказать: «Будьте добры, друг мой, принимайте меня за того, кем я хочу казаться. Следуйте прямо сюда, по песчаной дорожке; по траве не ходите — вторжений я не терплю».

Написано в замечательном стиле. Читается легко и с интересом. Нить сюжета невозможно потерять. Мое мнение, что детектив соответствует высшему стандарту, принятому в этом жанре. Предугадать его развязку практически невозможно.

С самого начала понятно, что в страховую контору пришел хитрый проходимец, аферист и вполне возможно умный, очень изворотливый преступник. Всё-таки глаз у директора наметан и он научился за много лет разбираться в людях. Вопрос заключался в том, что он затеял и как собственно это хочет провернуть.

Надо отдать должное писателю – продумал он все до мельчайших частиц и благодаря этому получился весьма цельный, динамичный сюжет. Не трудно догадаться, что деньги толкнули мистера Слинктона на серию преступлений, покушений. В этом нет ничего нового. Как известно, деньги сгубили души многих любителей золотого тельца. Вообще, по моему мнению, образ мошенника Юлиуса Слинктона достаточно колоритный, в плане черных делишек. Такой себе подготовленный негодяй на все случаи жизни. Может маски на лице менять, отлично играть роль добропорядочного гражданина и многое лругое. Универсальный преступник.

Финал этого рассказа многим понравится.

Во-первых, он неожиданный и оригинальный. Предугадать его очень тяжело. Наверное, тем и хорош детектив, когда его развязка не поддается преждевременной расшифровке.

Хочется рассказ “Пойман с поличным” Чарльза Диккенса оценить на высшую оценку.

Он умер на следующий год ранней весной. Его похоронили рядом с той несчастной девушкой, которую он оплакивал так нежно и горестно; все свое имущество он завещал ее сестре. Она не умерла и стала счастливой женой и матерью, выйдя замуж за сына моей сестры — преемника бедного Мелтема. Жива она и теперь, и, когда я прихожу к ним в гости, ее дети катаются по всему саду верхом на моей тросточке.

Рекомендую его почитать, если нравится творчество английского писателя и есть интерес к детективному жанру.

Читайте также:
Оранжевое горлышко краткое содержание читать по главам

Благодарю за внимание к моему отзыву. Удачи.

«Пойман с поличным» 📚 краткое содержание произведения Чарльза Диккенса, значение названия

Пойман с поличным

Почти всем нам доводилось наблюдать романтические истории, происходившие в действительности. В качестве директора Конторы страхования жизни мне за последние тридцать лет пришлось, вероятно, чаще других людей наблюдать романтические истории, хотя на первый взгляд моя профессия, казалось бы, и не благоприятствует этому.

Теперь я удалился от дел, живу на покое и поэтому располагаю возможностью, которой был раньше лишен, обдумывать на досуге свои наблюдения. Должен заметить, что мое прошлое теперь кажется мне более интересным, чем в те времена, когда оно было для меня настоящим. Ведь я, можно сказать, вернулся домой после спектакля, и теперь, когда занавес опустился, могу спокойно вспоминать все эпизоды драмы, – мне не мешают яркий свет, толкотня и суета театра.

Позвольте мне рассказать одну такую романтическую историю из действительной жизни.

Ничто так правильно не отражает души человека, как его лицо в сочетании с манерой держать себя. Чтение той книги, где на каждой странице, волею предвечной мудрости, запечатлены неповторимые черты характера того или иного мужчины или женщины, – трудное искусство, и его не очень усердно изучают. Пожалуй, оно требует некоторых врожденных способностей и, несомненно, требует (как и все на свете) кое-какого терпения и прилежания. Но можно утверждать с почти полной уверенностью, что мало кто изучает его терпеливо и прилежно: большинство полагает, будто все великое разнообразие человеческих характеров отражается в нескольких самых обычных выражениях лица, и не только не замечает, но и не ищет тех трудноуловимых отличительных черт, которые важнее всего, так что, если вы, например, с большой затратой времени и внимания учитесь чтению нот или греческих, латинских, французских, итальянских, древнееврейских книг, то вы даже не пытаетесь что-нибудь прочесть на лице учителя или учительницы, которые обучают вас этому, заглядывая через ваше плечо в тетрадь или книгу. Быть может, это объясняется известной самоуверенностью: вы считаете, что вам ни к чему изучать выражения человеческих лиц, ибо вы их достаточно хорошо знаете от природы, а следовательно, не ошибетесь.

Я, со своей стороны, признаюсь, что ошибался бесчисленное множество раз. Я ошибался в знакомых и (само собой разумеется) ошибался в друзьях, гораздо чаще в друзьях, чем в других людях. Как же получилось, что я мог так обманываться? Разве я совсем неправильно читал в их лицах?

Нет. Верьте мне, мое первое впечатление от этих людей, внушенное мне их лицами и манерой держать себя, неизменно оказывалось правильным. Ошибка моя была в том, что я позволял этим людям сближаться со мной и самим говорить о себе.

Перегородка, отделявшая мой личный кабинет от нашей конторы в Сити, была из толстого зеркального стекла. Через нее я мог видеть все, что происходило в конторе, но не слышал ни единого слова. Этой перегородкой я распорядился заменить стену, стоявшую здесь много лет – с тех пор, как построили дом. Не важно, потому ли я сделал эту замену, что хотел получать первое впечатление о приходивших к нам по делу незнакомцах, только глядя на их лица, но отнюдь не позволяя этим людям влиять на меня своими речами, или еще почему-нибудь; достаточно сказать, что я пользовался стеклянной перегородкой для этой именно цели и что любая контора страхования жизни всегда находится под угрозой мошенничества со стороны самых ловких и жестоких негодяев.

Через эту-то стеклянную перегородку я впервые и увидел человека, историю которого хочу рассказать.

Я не видел, как он вошел, видел только, что, положив на широкий прилавок шляпу и зонт, он перегнулся через этот прилавок, чтобы взять какие-то бумаги у клерка. Посетитель был человек лет сорока, черноволосый, весьма изысканно одетый, весь в черном – он был в трауре, – а его вежливо протянутую руку облегала черная лайковая перчатка. Волосы его, тщательно причесанные и напомаженные, были разделены прямым пробором, и незнакомец, наклонившись, обратил этот пробор к клерку с таким видом (казалось мне), словно хотел сказать: «Будьте добры, друг мой, принимайте меня за того, кем я хочу казаться. Следуйте прямо сюда, по песчаной дорожке; по траве не ходите – вторжений я не терплю».

Читайте также:
Прометей бог - миф о древнегреческом боге огня, характеристика

Как только я увидел этого человека, я почувствовал к нему сильнейшую антипатию.

Он попросил несколько наших печатных бланков, и клерк, вручая ему бланки, стал давать объяснения. Признательная и любезная улыбка сияла на лице посетителя, а глаза его весело смотрели в глаза клерка. (Я слышал, сколько чепухи говорят о том, что скверные люди будто бы не могут прямо смотреть в лицо собеседнику. Не верьте этому предвзятому мнению. Нечестный человек всегда способен выдержать взгляд честного, если только этим можно что-нибудь выиграть.)

Я заметил, что он уголком глаза увидел, как я смотрю на него. Он сейчас же обратил свой пробор к стеклянной перегородке, как бы говоря мне с милой улыбкой: «Прямо сюда, будьте добры. Сойдите с травы!»

Немного погодя он надел шляпу, взял зонт и ушел.

Я вызвал клерка к себе в кабинет и спросил:

– Кто это приходил?

Клерк держал в руках визитную карточку посетителя.

– Мистер Юлиус Слинктон, проживающий в Мидл-Тэмпле.

– Он адвокат, мистер Адамс?

– Думаю, что нет, сэр.

– Мне показалось было, что он священник, но на карточке не написано «его преподобие», – сказал я.

– Судя по его наружности, сэр, – сказал мистер Адамс, – он готовится к посвящению в духовный сан.

Следует отметить, что посетитель носил изящный белый галстук и манишка у него была тоже очень изящная.

– Зачем он приходил, мистер Адамс?

– Только взять бланк для заявления, сэр, и бланк для поручительства.

– Ему кто-нибудь посоветовал обратиться к нам? Он сказал кто?

– Да, сэр, он объяснил, что пришел по совету одного из ваших друзей. Он видел вас, но сказал, что, не имея удовольствия быть с вами знакомым, не станет вас беспокоить.

– А он знает, как меня зовут?

– Да, сэр! Он сказал: «Я вижу, там сидит мистер Сэмсон!»

– Он, должно быть, выражается очень изысканно?

– Чрезвычайно изысканно, сэр.

– Манеры у него, должно быть, вкрадчивые?

– Совершенно верно, сэр, очень вкрадчивые.

– Так! – сказал я. – Мне пока больше ничего не нужно, мистер Адамс.

Спустя две недели я пришел на званый обед к одному своему другу, купцу, человеку со вкусом, собирателю картин и книг, и первый, кого я увидел среди гостей, был мистер Юлиус Слинктон. Он стоял перед камином, обратив к присутствующим свое честное, открытое лицо и глядя на них ласковыми большими глазами, но тем не менее (казалось мне) требуя, чтобы все подходили к нему по расчищенной и указанной им дорожке – никак не иначе.

Я услышал, как он попросил моего друга представить его мистеру Сэмсону, и мой друг познакомил нас. Мистер Слинктон был очень счастлив встретиться со мной. Не чрезмерно счастлив – он не перебарщивал; он был счастлив, как прекрасно воспитанный, вполне светский человек.

– Я думал, что вы уже знакомы, – заметил наш хозяин.

– Нет, – сказал мистер Слинктон. – Я, правда, заходил в контору мистера Сэмсона по вашему совету, но я просто не считал себя вправе беспокоить самого мистера Сэмсона по таким пустякам, с которыми мог справиться любой клерк.

Я заметил, что охотно оказал бы ему всяческое содействие, если бы знал, что его рекомендовал мой друг.

– Я в этом уверен, – отозвался он, – и очень вам признателен. В другой раз я, быть может, буду менее щепетильным. Но, конечно, только в том случае, если приду по более важному делу, – ведь я знаю, мистер Сэмсон, как драгоценно время делового человека и как много на свете навязчивых людей.

Я ответил на эти учтивые слова легким поклоном.

– Вы собирались застраховать свою жизнь? – спросил я.

Чарльз Диккенс – Пойман с поличным

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “Пойман с поличным”

Описание и краткое содержание “Пойман с поличным” читать бесплатно онлайн.

— Нет, в отношении таланта и энергии. Не сразу поняв его намек, я призадумался.

— Разве мы действительно понесли такую потерю? — спросил я. — А я и не знал об этом.

Читайте также:
Сочинение Любовь, аргументы, роль любви в жизни человека

— Выскажусь яснее, мистер Сэмсон. Я не предполагал, что вы ушли на покой. Дело еще не так плохо. Но мистер Мелтем…

— А, так это вы про него! — сказал я. — Да! Мистер Мелтем — молодой секретарь страховой конторы «Неоценимые преимущества».

— Вот именно, — подтвердил он с сочувственным видом.

— Это действительно большая потеря. Он был самым дальновидным, самым своеобразным и самым энергичным из всех знакомых мне людей, работающих по страхованию жизни.

Я говорил горячо, так как очень уважал Мелтема и восхищался им, а мой собеседник возбудил во мне смутные подозрения в том, что он подсмеивается над этим молодым человеком. Мистер Слинктон призвал меня к порядку, обратив ко мне аккуратную дорожку на своей голове и как бы повторяя все те же проклятые слова: «Будьте добры, сойдите с травы, — вот дорожка».

— Вы знали его, мистер Слинктон?

— Только понаслышке. Быть его знакомым или другом — это такая честь, которой я добивался бы, если бы он по-прежнему вращался в обществе; хотя мне, возможно, и не посчастливилось бы добиться этой чести, потому что я несравненно менее видный человек. Ему было немногим более тридцати лет, так, кажется?

— Да… — вздохнул он все так же сочувственно. — Какие мы слабые существа! Расстроить свое здоровье, мистер Сэмсон, и стать неспособным к труду в таком возрасте. А что слышно — какие именно причины вызвали это несчастье?

«Гм! — мысленно произнес я, взглянув на него. — А я вот не хочу идти по дорожке, я пойду по траве».

— Какую причину называли вам, мистер Слинктон? — спросил я напрямик.

— Скорей всего ложную. Вы знаете, что такое Молва, мистер Сэмсон. Я никогда не передаю другим того, что слышал: это единственный способ остричь когти и обрить голову Молве. Но когда не кто иной, как вы, спрашиваете меня, чем объясняют то, что Мелтем стал вести жизнь отшельника, это другое дело. Отвечая вам, я не потворствую праздным сплетням. Мне говорили, мистер Сэмсон, что мистер Мелтем бросил все свои дела и отказался от всех своих видов на будущее потому, что сердце его было разбито. Неудачная любовь, как я слышал… хотя это маловероятно, когда дело идет о столь достойном и привлекательном человеке.

— Привлекательность и достоинства бессильны против смерти, — сказал я.

— Ах, значит, та, кого он любил, умерла? Простите, пожалуйста. Об этом я не слыхал. Если так, все это действительно очень грустно. Бедный мистер Мелтем! Она умерла? Ах, боже мой! Печально, печально!

Мне по-прежнему казалось, что сострадание его не совсем искренне, и я по-прежнему угадывал за всеми его слонами какую-то необъяснимую насмешку, но когда доложили, что обед подан и нам, как и всем прочим гостям, пришлось прекратить разговор, мистер Слинктон добавил:

— Мистер Сэмсон, вы удивлены, что я так растроган судьбой человека, с которым не был знаком. Но и мне пришлось пережить нечто подобное. У меня тоже, и тоже недавно, умер близкий человек. Я потерял одну из своих двух прелестных племянниц, которые всегда жили в моем доме. Она умерла в юном возрасте — всего двадцати трех лет, — а пережившая ее сестра тоже не отличается крепким здоровьем. Мир — это могила!

Он произнес это с глубоким чувством, и я начал раскаиваться в своей холодности. Я знал, что это мой горький опыт породил во мне холодность и недоверие к людям — подобные чувства вовсе не были свойственны мне от природы, — и я часто думал, как много потерял и жизни, потеряв доверчивость, и как мало приобрел, приобретя осторожность. Такие мысли были мне привычны, и беседа с мистером Слинктоном взволновала меня сильнее, чем могло бы взволновать более важное дело. За обедом я прислушивался к нему и заметил, как охотно откликались на его слова другие люди и как умело он выбирал темы, доступные и близкие его сотрапезникам. Беседуя со мной перед обедом, он завел разговор на тему, которая явно была знакома мне лучше всего и больше всего интересовала меня, и теперь, беседуя с другими, руководствовался тем же правилом. Общество собралось разнообразное, но он, насколько я мог заметить, сумел найти особый подход к любому из присутствующих. Он достаточно знал о занятиях каждого, чтобы тому было приятно поговорить с ним, и в то же время так мало, что скромные его расспросы казались естественными.

Читайте также:
Краткие вредные советы - читать книжку онлайн за несколько минут

Он все говорил и говорил, но, в сущности, вовсе не навязчиво, — казалось, что это мы сами заставляем его говорить, — а я сидел и сердился на себя. Я мысленно разобрал его лицо на составные части, словно это были часы, и принялся подробно изучать их. Я не мог сказать, что мне не нравятся черты его лица, каждая в отдельности; еще меньше я мог сказать это, когда соединил их все вместе. «В таком случае, разве не чудовищно, — спросил я себя, — что я мог заподозрить и даже возненавидеть человека только потому, что он причесывается на прямой пробор?»

(Замечу в скобках, что это не делало чести моему здравому смыслу. Наблюдая незнакомого человека и поймав себя на том, что какая-нибудь пустяковая черточка в нем кажется тебе отталкивающей, не следует закрывать на это глаза. Ведь она может послужить ключом к раскрытию всех его тайн. Несколько волосков могут указать, где спрятался лев. Очень маленьким ключиком можно отпереть очень большую дверь.)

Через некоторое время я снова разговорился с ним, и нам удалось найти общий язык. В гостиной я спросил хозяина дома, давно ли он знаком с мистером Слинктоном. Тот ответил, что всего несколько месяцев; они познакомились у одного здесь присутствующего известного художника, а художник близко сошелся с мистером Слинктоном, когда тот путешествовал с племянницами по Италии, надеясь, что там поправится их здоровье. Планы Слинктона на будущее разрушила смерть одной из племянниц, поэтому он теперь готовится снова поступить в университет, получить диплом и принять сан священника. Мне пришлось убедить себя, что этим и объясняется его интерес к бедному Мелтему и что было почти жестоко с моей стороны заподозрить его из-за такого пустяка.

Через день после этого я снова сидел за своей стеклянной перегородкой, как вдруг он снова вошел в контору. Едва я его увидел, еще не услышав его слов, как тотчас возненавидел пуще прежнего.

Это длилось всего мгновенье, — не успел я взглянуть на него, как он приветливо помахал мне рукой в тугой черной перчатке и вошел в мой кабинет.

— Добрый день, мистер Сэмсон! Как видите, я воспользовался вашим любезным разрешением ненадолго оторвать вас от занятий. Я не сдержал своего обещания не беспокоить вас иначе, как по важному делу, ибо дело у меня — если позволительно употребить это слово в данном случае, — дело у меня самое пустяковое.

Я спросил, чем могу быть ему полезным.

— Благодарю вас, ничем. Я просто зашел в контору узнать, не изменил ли себе мой медлительный приятель — не превратился ли он в практичного и благоразумного человека. Но, конечно, оказалось, что он ничего не сделал. Я собственноручно передал ему ваши бланки, и он уверял, что обязательно их заполнит, но, конечно, ничего не сделал. Люди вообще неохотно делают то, что нужно, но особенно неохотно они страхуют свою жизнь. Для них это все равно что написать завещание. До чего суеверны люди — они думают, что, написав завещание, непременно вскоре же умрут.

«Будьте добры, сюда, прямо сюда, мистер Сэмсон. Не вправо и не влево». Мне так и чудилось, будто он, улыбаясь, шепчет эти слова, а его невыносимый пробор торчал у меня прямо перед глазами.

— Некоторые люди действительно так думают, — согласился я, — но их, по-моему, не очень много.

— Ну, — проговорил он, пожав плечами и улыбнувшись, — хотел бы я, чтобы какой-нибудь добрый гений указал моему приятелю правильный путь. Я несколько опрометчиво пообещал его матери и сестре — они живут в Норфолке[2] — последить за тем, чтобы он застраховал свою жизнь, да и сам он обещал им сделать это. Но он, должно быть, никогда не соберется.

Поболтав еще минуты две о том о сем, он ушел.

На следующее утро, не успел я отпереть ящики своего письменного стола, как мистер Слинктон снова явился. Я заметил, что он подошел прямо к двери в моей перегородке, ни на мгновение не задержавшись в конторе.

— Вы можете уделить мне две минуты, дорогой мистер Сэмсон?

Читайте также:
Кот Бегемот - характеристика персонажа в романе Мастер и Маргарита

— Очень признателен, — сказал он, положив на стол шляпу и зонт, — я пришел рано, чтобы не прерывать ваших занятий. Дело в том, что меня застало врасплох заявление моего приятеля.

— А разве он написал заявление? — спросил я.

— Да-а, — ответил он, задумчиво глядя на меня; и вдруг его словно осенила неожиданная догадка, — или он только сказал мне, что написал? Быть может, это для него лишь новый способ увильнуть. Черт возьми, как это не пришло мне в голову!

«Пойман с поличным» 📚 краткое содержание произведения Чарльза Диккенса, значение названия

  • Главная
  • Что почитать
  • Лента
  • Жанры
  • Авторы
  • Рецензии
  • Цитаты
  • Подборки
  • Лайфхаки
  • Группы
  • Новинки
  • Издательства
  • Персонажи
  • Читатели
  • Истории
  • Мероприятия
  • Раздачи
  • Книгообмен
  • Игры
  • Премии
  • Тесты
  • Книжный вызов 2021

Больше рецензий

  • Все рецензии antonrai
  • Все рецензии на книгу &laquoПойман с поличным&raquo
  • Все рецензии на книги Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс Пойман с поличным Чарльз Диккенс

21 декабря 2015 г. 10:01

Как только я увидел этого человека, я почувствовал к нему сильнейшую антипатию…

А вот здесь уже без всяких шуток налицо все параллели с рассказами о Шерлоке Холмсе – повесть «Пойман с поличным» могла бы стать одной из жемчужин в серии этих рассказов. При этом тут сразу два «Шерлока Холмса» – мистер Сэмсон (директор конторы стархования жизни) воплощает собой Холмса-теоретика, а мистер Беквит выступает в роли Холмса-практика. Сэмсон идет так далеко, что формулирует метод, который, правда, никак нельзя назвать дедуктивным…а как бы его и назвать? – думаю, логично назвать его интуитивным методом раскрытия преступлений, точнее даже, личности преступника. В самом деле, как понять – преступник перед вами или нет? Достаточно просто внимательно изучить его лицо – оно вам само все расскажет.

Ничто так правильно не отражает души человека, как его лицо в сочетании с манерой держать себя. Чтение той книги, где на каждой странице, волею предвечной мудрости, запечатлены неповторимые черты характера того или иного мужчины или женщины, — трудное искусство, и его не очень усердно изучают. Пожалуй, оно требует некоторых врожденных способностей и, несомненно, требует (как и все на свете) кое-какого терпения и прилежания. Но можно утверждать с почти полной уверенностью, что мало кто изучает его терпеливо и прилежно: большинство полагает, будто все великое разнообразие человеческих характеров отражается в нескольких самых обычных выражениях лица, и не только не замечает, но и не ищет тех трудноуловимых отличительных черт, которые важнее всего, так что, если вы, например, с большой затратой времени и внимания учитесь чтению нот или греческих, латинских, французских, итальянских, древнееврейских книг, то вы даже не пытаетесь что-нибудь прочесть на лице учителя или учительницы, которые обучают вас этому, заглядывая через ваше плечо в тетрадь или книгу. Быть может, это объясняется известной самоуверенностью: вы считаете, что вам ни к чему изучать выражения человеческих лиц, ибо вы их достаточно хорошо знаете от природы, а следовательно, не ошибетесь.

Ну а мистер Сэмсон – настоящий профи чтения лиц, так что, если вы ему не понравитесь с первого взгляда – считайте, что ваша песенка спета. Конечно, неудобство такого метода состоит в том, что в отличие от дедуктивного метода, он не доказателен. Зато и куда эффективнее – если только преступник у вас перед глазами, а то ведь преступники иногда имеют нахальство находиться на отдаленном расстоянии от тех, кто их разыскивает:) Думаю, в художественной реальности интуитивный метод Сэмсона полнее всего реализует лейтенант Коломбо – он сразу видит преступника, и прилипает к нему как банный лист. А сбор доказательств для Коломбо лишь способ убедиться в верности своего первого впечатления. Да и в абсолютном большинстве случаев, «доказательства» Коломбо абсолютно смехотворны, так что, вероятно, всех тех, кого он ловит, почти тут же отпускают (сразу после титров). Но ведь мы то все равно знаем – они преступники. И Коломбо знает. Вот и Сэмсон – знает. На лице у преступников все написано. Отсюда мораль – не слишком торопитесь совершать преступление.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: